Сын играет на деньги: ошибка в воспитании?

как справиться с игроманией

Письмо из рубрики «Вопрос психологу»

всю школу сын учился очень хорошо, очень легко давались ему вообще все школьные предметы, к десятому классу свободно говорил на английском, занимался боевыми искусствами и футболом, легко поступил в институт, а потом мы узнаем, что он бросил институт и не сказал никому, его забирают в армию. после армии восстанавливается в институте и снова втихаря бросает, потом снова восстанавливается и снова втихаря бросает, ставит ставки, играет. продал свой компьютер, опять втихаря, украл у нас-родителей все золото, потом мы узнаем, что у него долги-мы отдаем. сейчас опять обманул, что учится в колледже — врет постоянно. не хочет нормально одеваться, не хочет нормально работать, не хочет учиться! что произошло с ребенком? где мы что-то упустили? сразу скажу-к наркотикам не имеет отношения-слава богу. что делать? спасибо.
Наталия

Здравствуйте, Наталия.
Понятно, что судьба сына вам небезразлична. Хотя, знаете ли, в вашем письме сразу бросаются в глаза несколько вещей: знаете, а ведь вы пишете о взрослом человеке. Вы говорите, что сын уже отучился несколько лет в институте (бросал-восстанавливался, бросал-восстанавливался; на это, по всем прикидкам, потребуются годы). Потом отслужил в армии. Сейчас вот учится в колледже (тоже постоянно бросает, но не об этом сейчас речь).

И этого, прошедшего армию человека, вы называете «ребенком». И не просто называете – а и относитесь к нему соответственно. «Что мы упустили в воспитании?» — спрашиваете вы. Ну, к этому возрасту речь о воспитании идти не должна (по всем расчетам, вашему «ребенку» не менее 25 лет, он уже в состоянии своих детей заводить). Со взрослыми людьми так не нянчатся.

Так что речь не идет о том, чтобы «спасать ребенка». Ваш малютка уже взрослый, он уже бреется. Давайте обсудим ситуацию шире – что вообще происходит в вашей семье.

Дело в том, что любая зависимость – это общая проблема семейной системы. Не бывает, ну не бывает так, чтобы проблемы зависимости (игровой, алкогольной, наркотической и т.п.) возникали у одного из членов семьи на ровном месте. Зависимость всегда ходит рука об руку с особым типом семейных отношений – созависимыми отношениями.

И у людей, которые страдают игровой зависимостью, семьи тоже похожи, как будто по одной мерке отлиты. Проблемы семей, в которых вырос игроман, однотипны.

1. Важность материальных ценностей. Те семьи, в которых вырастает игроман, обычно похожи: не очень эмоциональны, приземленны; в них чрезвычайно большое значение придается чисто физическим вещам (еда, одежда, деньги), а духовные интересы обычно не в почете (например, книги, спектакли, участие в политике и общественной деятельности). Такие семьи обычно состоят из тружеников, которые много и тяжело работали, и скопили благосостояние собственным трудом, самоконтролем и жесткими ограничениями. И теперь того же требуют от окружающего мира и подразумевают, что так же должен думать их ребенок.
2. «Легкая жизнь» ребенка (будущего игромана). При этом труженики-родители, искренне желая дать ребенку самое лучшее в жизни, его от тягот труда ограждают. «Мы вкалывали, ног не чуяли, пусть хоть дитятко хорошо поживет». Обычно тот ребенок, который вырастает игроманом, от большинства трудных и тягостных обязанностей в семье освобожден. Зарабатывать на жизнь ему не надо, деньги и материальные ценности достаются ему легко (заботливые родители за этим следят), сам игроман вырастает, не имея опыты заботы о другом (более слабом, зависимом; даже если в семье есть домашнее животное – забота о нем не ложится на плечи ребенка; выгуливают и кормят зверушку мама, бабушка, домработница и т.п.). Часто и домашние заботы проходят мимо этого ребенка – он вырастает маленьким барчуком у затурканных трудом и бытом родителей. У ребенка-игромана «легкая жизнь» и «счастливое детство» без забот. Потому он и вырастает с подсознательной уверенностью, что деньги с неба падают, и что все его материальные неприятности разрешат родители…
3. Гиперответственность и гиперконтроль всех за всеми. В семьях, воспитавших игрока, все пытаются контролировать всех, требуют друг от друга ответственного поведения и не желают делить обязанности. Родители стремятся контролировать каждый шаг детей (например, в вашем письме, Наталья, вы пишете о том, что требуете от взрослого сына даже одеваться не так, как ему хочется, а как вы сочтете приемлемым). Интересно, что даже сами патологические игроки заражены этим вирусом: например, игрок отказывается от игры, относит деньги домой и отдает родным; после этого он внимательно следит, куда эти деньги будут потрачены, и, чаще всего, оказывается неудовлетворен результатом, что подталкивает его пойти и продолжить игру.
4. Мистическое мышление и вера в чудо. Обычно, после общения членов семьи с психотерапевтом, выясняется, что в чудесный случай, после которого все станет хорошо, верит не только игрок – это общее верование всей семьи. Даже относительно игры своего сына родители высказывают надежды «а вот стало бы так – закрыло бы правительство все игровые заведения, тогда ему было бы негде играть, он и бросил бы», или надеются найти такого психолога, после получаса общения с которым сын сам отказался бы от мыслей об игре. (Важно: общаться с психологом полгода по 2 раза в неделю – это скучно, эта идея не кажется членам семьи игрока и ему самому привлекательной). В этой надежде на волшебный счастливый случай, как в капле воды, отражается вся проблема патологического игрока: вера в чудо, которое разом волшебно переменит всю жизнь так, что все станет хорошо само собой. И игрок ведь эту идею не сам выдумал – нет, она всегда витала в его семье. Его родные, тяжело и много трудящиеся люди, всегда верили, что вот случится что-то волшебное, и их жизнь разом превратится в сказку. И эту идею передали ребенку.

Что можно посоветовать в такой ситуации вашей семье, Наталья?

Ну, во-первых (и в главных) перестаньте контролировать вашего великовозрастного «ребенка». Он заслужил уже то, чтобы к нему относились как к взрослому и к равному, чтобы позволили самому нести ответственность за свои поступки. Относясь к дяденьке 25 лет, как к малышу-дошкольнику, вы добиваетесь того, что он так никогда и не вырастет, так и будет вести себя как дошкольник. Да, он принимает ошибочные решения, он портит себе жизнь. Но у него не будет возможности самому набить шишек на своих ошибках, если все последствия за него будете разгребать вы и другие члены семейной системы. Зависимые вообще начинают хоть как-то бороться со своей болезнью только и исключительно после того, как жизнь им покажет: нет, ты неправ. Жить без денег – сложно, ходить голодному из-за того, что все проиграно – мучительно; завидовать сверстникам, которые хорошо одеты и социально успешны – неприятно. А если все долги заплатит мамочка, то неприятных последствий не настанет никогда. И зачем тогда, спрашивается, менять хоть что-то? Ничего не изменится, Наталья, пока вы берете на себя ответственность за решение проблем вашего сына. Примите решение изменить свое поведение, и он будет вынужден меняться тоже.

Во-вторых, перестаньте надеяться на чудо и поймите, что изменения возможны только вследствие постоянного, медленного, методичного труда. Запомните: нет, не будет и не может быть такого чудесного «метода» исцеления, такого замечательного психолога, который бы за один день исцелил вашего сына от игровой зависимости. Если игромания зашла уже достаточно далеко, то и шагов для избавления от нее нужно сделать достаточно много. Не превратится в один день патологический игрок в спокойного деловитого студента; подвижки по исправлению будут сперва очень и очень незначительны.

Например, сперва игрок научится не проигрывать все, а оставить денег на еду – и это будет уже большим достижением. Потом (например) , игрок, продолжая играть, сможет снизить ставки или останавливаться раньше, чем проиграется в пух. Потом – вот уж что замечательно! – выкупит компьютер и начнет учиться… Родственникам больного игроманией (созависимым) обычно кажется, что небольшие изменения в поведении игрока – ну уж очень небольшие, а надо чтобы фффух! – и он абсолютно здоров, и на игру даже не смотрит. Поэтому родня игромана обычно скептична и обесценивает небольшие достижения зависимого на пути к исцелению. А крупным достижениям, которые понемногу сложатся из мелких, и взяться неоткуда.

Не надо топтать нежные ростки здорового поведения, Наталья, поддержите сына в мелочах – и они постепенно сложатся во что-то значительное. Но это произойдет ПОСТЕПЕННО. Наберитесь терпения.

В-третьих, позвольте вашему сыну самому столкнуться с проблемами лицом к лицу. Денег нет, все проиграл? – это его проблема. Долги, которые надо отдавать (те самые, про которые вы пишете «мы узнаем про них и начинаем отдавать») – эти долги тоже его проблема. Зачем игроку учиться их отдавать, если семья поднапряжется и выплатит?

Понимаете, Наталья, некоторые вещи удается узнать только на опыте. Маленькому ребенку невозможно объяснить абстрактно, что такое «утюг горячий, не трогай» — разумные родители позволяют малышу (под своим контролем, безопасно) коснуться горячего, чтобы его слегка, немножко обожгло. Когда малыш усвоит урок, то будет понимать и «не трожь плиту, горячо!» и «не лезь в костер, там горячо». Ребенок, слегка касаясь раскаленной поверхности, получает от родителей воспитательный урок: там неприятно, и делает вывод: не пойду туда. А какой вывод может сделать задолжавший всем и выгнанный из институтов игрок – ваш сын? Пока что это вывод «мама заплатит долги, мама накормит, мама решит все мои проблемы».

Если вы хотите, чтобы сын сделал другие выводы – поступайте как-то иначе. Например, не отказываясь его кормить и одевать (не давать ему денег на одежду, а самостоятельно покупать!), при этом решительно откажитесь платить его долги. Конечно, сперва он не поверит, что теперь это его проблема (после стольких лет-то), ему нужно столкнуться с жизненными реальностями в лице разъяренных кредиторов и непреклонной мамы. Поверьте, только столкновение с реальностью будет неприятным – но оно окажется тем самым воспитательным моментом, о котором вы спрашивали в своем письме.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления