Попытаться уберечь ребенка от ошибок в жизни

Подпишитесь и получайте раз в неделю новые статьи блога психолога

Хочется уберечь близких от ошибок в жизниЕще раз про ошибки хочу. Часто на эту тему нынче думается.

Задела меня одна идея: о том, что, дескать, хочется же детей защитить, уберечь от ошибок. Сделать так, чтобы они обошли уже знакомые нам грабли, и пошли бы уже искать свои собственные. Конечно же, желание уберечь детей – естественно. Но…
Дело в том, что сенсорный опыт невозможно пересказать. Свой собственный сенсорный опыт можно пережить только самостоятельно. Ну, например, у любых родителей, которые в курсе, что не нужно совать пальцы в розетку и не стоит хвататься за горячий утюг, всегда (абсолютно всегда!) рождается ребенок, который не в курсе этого полезного знания, и которого приходится обучать правилам ОБЖ по-новой.

Да что там пальцы в розетку – все родители подростков в курсе, насколько невыносимы их деточки в этом возрасте. Период у них такой – проверять границы допустимого: что можно, а что нельзя; с чем справлюсь, а с чем не смогу; сколько выпью на вечеринке, в конце-то концов, а сколько не осилю… Нет чтобы сэкономить себе время и силы, послушать маму с папой и не творить столько подростковой ерунды! Сотни лет родители пытаются уговорить новое поколение просто поверить взрослым на слово, что вот так вот мир устроен, слушай меня, я тебе же говорю, я тебе только добра желаю – и сотни лет те не слушают и норовят встать крепкой молодой ногой на ожидаемые грабли.

Что же делать-то? Ну, для начала, родителям стоит просто поверить, что мир вот так устроен, что сенсорный опыт приходится нарабатывать самостоятельно, что именно это нормально и правильно, и что так будет (и было) всегда. По-моему, в исследованиях Анны Фрейд было установлено, что, если ребенку недоступно более 30% видимого окружения для самостоятельного исследования (потрогать, пощупать, засунуть в рот и сломать), то у ребенка начинается невроз. Да, конечно же, родители для его же пользы ограждают дитятку: не трожь опасное и не ломай красивое/ценное. Но вот такова природа человеческая, что добрые намерения родителей нисколько не экономят силы неблагодарному деточке, и он, вместо того, чтобы поверить старшим (не лезть куда не след, хорошо кушать и отлично учиться), попросту невротизируется.

Тут есть и эволюционный смысл: каждое новое поколение проверяет границы этого мира и заново исследует установленные в нем порядки – и именно эта стратегия правильна. Ну, хотя бы потому, что за время пути собачка могла подрасти, и правила сегодняшнего мира уже немного другие, нежели чем когда их выучивали родители.

Еще вот подумалось: очень интересно, что передать детям родители норовят именно социальные знания о том, как устроен мир и как стоит поступать (бросать ли вуз или нет; как искать работу; как строить отношения с родственниками и противоположным полом и т.п.). Относительно академических знаний копья так не ломаются: в конце концов, не знает сынуля сопромат, так сядет и выучит, делов-то. А вот насчет убежденности этого самого сына «мне не нужен сопромат, хочу быть ударником в инди-группе» — тут мама падает в обморок, бабушка пьет валокордин, папа орет и хватается за ремень. Большая часть родительских надежд «пусть ребенок не повторит наших ошибок» завязана на то, что родители нашли, нащупали какую-то социальную стратегию, которая представляется выигрышной («учиться, учиться и еще раз учиться»; «выгодно выйти замуж»; «рожать, пока молодая и силы есть, а мы тебе поможем»; «от трудов праведных не наживешь палат каменных» и т.п.), а подросшее чадо норовит эту стратегию отвергнуть и пойти собственные грабли поискать попробовать на своей шкуре собственную стратегию. Свою собственную, самим собой выдуманную. Родителю, натурально, это обидно. Обычно это называется «хочу, чтобы ребенок не повторял моих ошибок», а на деле означает желание взрослого разыграть в жизни близкого такую стратегию, которая представляется ему самому выигрышной. «Представляется выигрышной»- это потому, что гарантию удачной реализации этой социальной стратегии даже жизненный опыт родителей не дает. Не говоря уже о том, что, возможно, выросшему ребенку для счастья нужно не то, для чего у родителя есть социальные инструменты (то есть, не «у нас есть знакомый замдекана, поступай, сынок», а все-таки репетиционная точка в подвале – это то, что сделает его счастливым). И, кстати, не забудем и о том, что и социальные реалии за 20 последних лет сильно сменились, и родительские выстраданные стратегии тоже не всегда сработают на молодых…

К чему это я все? Да к тому, что родительские переживания насчет судьбы детей – это, в большей степени, про родителей, а не про детей. И, на практике, они означают много родительских метаний, переживаний и попыток организовать, как им кажется, наиболее оптимальным способом ЧУЖУЮ СУДЬБУ. Что, как мы все знаем (а мы все умные и про механизм проекции в курсе) – просто способ отвлечься от проживания своей судьбы и не думать о том, что ты ответственен, в первую очередь, за свою жизнь.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления