Как Путин чуть не разрушил один счастливый брак, или о механизме психологической проекции

Подпишитесь и получайте раз в неделю новые статьи блога психолога

Как Путин чуть не разрушил один счастливый брак, или о механизме психологической проекцииА я тут на интервизорской группе замечательную историю услышала. Не могу не поделиться. Учтите: некоторые детали изменены или опущены, чтобы невозможно было опознать реальных людей. На публикацию истории получено явное согласие участников (то есть, их спросили: «Можно?», и они откровенно ответили: «Да, пиши»).

Итак, действующие лица истории: муж, жена и Путин.

Коллега рассказала: к ней на прием явилась семейная пара. Счастливый, в целом, брак: муж – один из руководящих сотрудников крупной корпорации, жена по первому образованию что-то техническое (давно, впрочем, забытое), сейчас увлеченно занимается искусством, учится на художницу (посещает мастер-классы и какую-то частную рисовальную академию); не работает, благо зарплата супруга позволяет. Двое детей: старший мальчик – студент, младшая девочка еще в школе учится. Живут обеспеченно, и все бы ничего, но дотянулся до них кровавый Сталин на мужа страшно подействовала риторика белоленточного процесса. Каждый вечер он приходит домой, ужинает – и в интернет. Начитается прокламаций, и потом пристает к жене, ведя агитацию и пропаганду против кровавого гэбэшного режима. И дороги-то в этой стране не как в Европе, и порядки не как в Америке. Воруют, дескать, страну разграбили, а кто в этом виноват – понятно. До смешного доходит: на даче дерево упало от урагана, и прямо на линию электропередач, полтора месяца поселок без света жил – и в этом, по мнению мужа, бесчеловечный режим виноват, в нормальной стране деревья бы так не росли, ну, или бы их заранее спиливали.

На митинги меж тем не ходит, Болотной площадью пренебрег. А вот агитацию в семье ведет ежедневно, по многу часов, и с такой риторикой, что Троцкий бы позавидовал.

Жена задолбалась нечеловечески: непросто жить с пламенным революционером. Поскольку, повторюсь, семья достаточно счастливая и любящая, до психолога она муженька довела. Сели они рядком перед психотерапевтом, и муж затянул обычную волынку о зверствах режима, и о том, как гады страну разворовали и коррупцию кругом развели. На вопрос же: «А что бы вы сделали иначе, если бы стали единоличным президентом?» отвечает без заминки давно подготовленными трескучими фразами о наказаниях для жуликов и воров и необходимости жить не по лжи. Психолог не унимается: «А для себя, для себя вы что хотите получить в этом новом неполживом мире?». Мужик не сразу, но отвечает: в первую голову, жене выделил бы студию с видом на Кремль, чтобы работала без проблем, не воняла своими красками да растворителями по квартире. Ну, потом супруге же галерею бы подарил, большую и светлую, чтобы собирала коллекции предметов искусства. «Ээээ? – удивляется психолог, – вы же говорили, что вы за справедливость и против всяческих злоупотреблений. А вон оно как у вас выходит: жене вне всяких рамок сделаете лучшие условия для занятия любимым делом? Разве это – не та же самая коррупция?». Муж мнется. В диалоге выясняется, что он, в общем-то, не против, чтобы хорошим людям делалось хорошо, но обидно, когда вот этим вот противным и гадким ворюгам – все, а любимой заиньке-жене никак не удается на захудалую студию накопить, она о ней уж несколько лет мечтает. Тогда как эти – хапают большой ложкой, деньги коробками из-под ксерокса таскают! Ну разве ж это дело, согласитесь? Страну разворовали, разграбили, а ему – ни копья!

Психолог продолжает расспросы: а когда ж это вас, батенька, так накрыло? По времени – в какой момент этот белоленточный, извиняюсь, процесс, у вас начался? Мужчина вспоминает: и точно. Тогда как раз на работе ему повышение хотели дать. Ну, в смысле, как хотели: одним из топ-менеджеров давно и прочно недовольно начальство. Давно бы его уволили, да замену никак не могут найти. Со стороны брать – долго учить специфике бизнеса придется, а из своих – тоже желающих мало. Работа у этого топа нервная и очень ответственная. Вот этому самому мужу как раз и предлагали занять эту должность буквально за полмесяца до выхода народных масс на Болотную. Он прикинул: денег – практически вдвое больше, чем сейчас; статус – тоже сильно подскакивает. Но ответственность! Нервы! Работа на износ! И все шишки на тебя повалятся! Ну, и отказался. А должность-то манит, а перспективы, статус, деньги… Жене студию, опять же, ну очень хочется подарить (все остальное у них уже есть, говорю же, обеспеченная семья). Мужика фактически разрывает, нервное возбуждение так и прет. Принять должность – боязно, не принять и успокоиться – невозможно; уж очень сладкие перспективы открываются… И кто виноват тут оказывается?
Ну, вы поняли.

А теперь слайды поясню, как здесь реализован механизм психологической проекции. Невзирая на некоторую анекдотичность истории, тем не менее, ситуация показывает, как же все-таки работает психологическая проекция. Вот наш герой, у него, говоря психологическим языком, есть некоторая потребность. (В данном случае – в карьерном росте; туда входит и желание денег, которые он уже придумал, куда девать, и мечта повысить статус на службе, который ощутимо возрастет на топ-позиции; в общем, тут все в одном флаконе). Но реализовать потребность наш герой никак не может: опять-таки, в данном случае ему мешают страхи, опасения и жажда относительно спокойной жизни (с нервными условиями на позиции топ-менеджера его нынешнюю работу и не сравнить, поверьте). И мужика начинает РАЗРЫВАТЬ. Энергия внутри так и бурлит: принять должность? Но шишки, которые посыплются… Отказаться? Но ведь деньги, статус, и вообще – такой шанс раз в жизни бывает… Наш герой сильно терзается, в нем сражаются противоборствующие силы, и ни одна не может взять верх… И тогда энергия желания направляется в относительно безопасное русло – на осуждение тех непорядков в стране, которые, действительно, имеют место. Поймите меня правильно: политические проблемы в стране, несомненно, совершенно объективны. Но такой страстной поддержки от нашего героя никакой оппозиции бы ни в жизнь не получить, если бы он направил свою энергию туда, где ему самому хотелось бы реализоваться (а не на шельмование жуликов-и-воров).

При этом вся внутренняя борьба происходит подспудно, неосознаваемо даже для самого человека. Обычно даже простое осознание происходящего и называние проблем своими именами («хочу должность, но не готов пока ее принять во всей полноте последствий») сильно снижает накал происходящего. Человек обращается к решению тех проблем, которые действительно его занимают, а не на реализацию дел, которые могли бы «замещать» действительно желанную самореализацию.

Механизм такой защиты, как психологическая проекция – он вообще основан на приписывании другим тех желаний и потребностей, которые грызут самого человека. Различают три типа проекций: зеркальная, катартическая и дополнительная (в данном случае речь о втором типе, о катартической проекции).

Зеркальная проекция: «все думают и хотят одного и того же (и я знаю, чего; ведь я сам хочу этого)». Ну, то есть, «все лгут» — я знаю это, просто потому, что сам такой же. Что поделаешь, дескать, природа человеческая такова. Именно зеркальной проекцией руководствуются, например, наши отечественные чиновники, все ужесточая и ужесточая отчетность в системе образования: а как же, ведь если учителя начальных классов не напишут сто тридцать две бумажки о содержании того урока, где первоклассников учили палочки выводить, они ведь будут лениться и ничего осмысленного не станут делать. Все бы на их месте поступили бы так. Именно поэтому учителя нуждаются в жестком и тотальном чиновничьем контроле: ведь все люди ленивы, все филонят, все готовы начать ничего не делать при первой же возможности. Ну да, конечно.

Катартическая проекция : называется так, поскольку позволяет как бы «очистить» самого проецирующего от «грязи»: тех мыслей, слов и поступков, которые он не хотел бы с собой идентифицировать, приписать эту «грязь» другим, не себе. Например, любое неприглядное действие можно списать на «не мы такие – жизнь такая». Или: «я так беспокоюсь за своего сыночка: чистого, доброго, порядочного мальчика; он связался со злобной, неаккуратной, равнодушной мегерой, которая о нем совершенно не заботится!». Или, как в нашей истории: «они разворовали страну, бессовестные гады!» (в данном случае можно говорить именно о катартической проекции, поскольку, негодуя на жуликов-и-воров, к кормушке наш герой сам не притрагивается, а лишь жестко критикует тех, других, непорядочных). При этом сам проецирующий остается весь в белом в нашем случае – и с белой ленточкой на груди, а нехорошими, подлыми, виноватыми остаются другие. Кто угодно – но не наш герой, он «очищен» и может приписывать дурные намерения кому-то еще вовне.

Дополнительная проекция: приписывание другим тех действий, поступков, желаний, которые оправдывают действия и желания самого человека. Например, «когда я был студентом, меня бросила первая любовь. О, как же это было больно! Теперь я никому из баб никогда не поверю, и буду мстить, мстить, мстить». (Что все женщины – не клоны его первой его любви, и, по совести, не обязаны расхлебывать последствия их давнего неудачного романа, человеку и в голову не приходит). Ну или «как можно не воровать в этой проклятой стране, все воруют, условия созданы такие, что иначе и поступать нельзя». Ага, да, сделай вид, что это не ты воровские схемы крутил или взятки ГИБДДшникам давал – это все она, система заставляла. Вообще, дополнительная проекция – частый выбор для домашних насильников (и любых насильников вообще): «Это она меня спровоцировала: ну сами посудите, как я мог не дать ей в рыло после того, как она сожгла ужин, да еще дерзко ответила на мой справедливый упрек?». То есть, это не насильник руки распустил, это его, бедняжечку, наглая женка спровоцировала, а теперь еще нахально отдыхает в реанимации под капельницей, пока он переживает тут без ужина!

Проекция многогранна. Хотелось бы отдельно указать: не всегда, когда человек обвиняет других (ближних, или дальних, или политических лидеров), он обязательно проецирует. Нет, ну конечно же, во множестве ситуаций люди высказывают справедливые упреки. Проекция – ценный защитный механизм, и, как все защитные механизмы, он позволяет психике не встречаться с теми идеями, осознаниями, переживаниями, справиться с которыми человек в одиночку не готов. Нет, проекция не лечит, но чудесно выполняет роль «подушки безопасности», ограждающей от встречи с трудной для нас реальностью «в лоб». Мы все (все без исключения! да, и я, и вы, такие психологически продвинутые) регулярно используем этот и другие защитные психологические механизмы. А вот в случае, когда они не очень срабатывают (и человека, фактически, чуть ли не разрывает от переживаний), то ему нужна помощь и поддержка специалиста. Отдельно укажу: именно специалиста, ибо близких и дальних проецирующий втянет в свой механизм так, что только косточки хрупнут: или вы думаете, что жена нашего политически озабоченного деятеля не оспаривала его идеи о том, что «разворовали все» и «деревья в нормальной стране должны расти иначе»? Не слушал он и гнул свое. Да что там: тут и психологу, насколько я могу понять из материалов интервизии, пришлось непросто, пока он показывал нашему герою, как именно тот организует собственную жизнь так, чтобы в ней не было желаемой должности, но обильно присутствовала политическая борьба.

(Примечание: отдельной строкой прошу не рассматривать этот отдельный, очень частный пример как попытку ошельмовать оппозиционное движение и политическую борьбу вообще :))

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления