Зачем человеку нужны чувства

В повседневном языке практически отсутствуют слова, выражающие эмоции и чувства

В нашем обществе есть одно из негласных табу: разговаривать о чувствах. Клиенты, ещё не привыкшие к «психологическим штучкам», на вопрос: «А что ты почувствовал?» — в ответ смотрят с искренним удивлением и непониманием. И на вопрос о собственных чувствах отвечают одинаково: «мне было неприятно», «плохо мне было», а, ну вот ещё недавно в моём личном хит-параде ответов появился вариант: «дискомфортно». Когда психолог задаёт уточняющие вопросы, клиент искренне удивляется. А это-то зачем? Мне же просто плохо. Ну, сделайте что-нибудь. Чтобы перестало быть просто плохо и стало просто хорошо. Ты ж специалист, психолог, тебе деньги плачены.

Так не бывает. Превратить «просто плохо» в «просто хорошо», без того, чтобы разобраться и детализировать внутреннюю ситуацию клиента – невозможно. Вот как вы себе представляете: приходит пациент к врачу, говорит «да у меня просто болит», на вопросы о локализации и характере боли – возмущается: «При чём тут это!»; если же врач задаёт вопросы о, казалось бы, не связанных с болью предметах (работе, питании, режиме, заболеваниях в роду) – презрительно усмехается: «Ну вот, опять эти ваши медицинские штучки». Ты ж врач, ты лечи давай, а не спрашивай о постороннем.

А для психолога трудность ещё и в том, что в повседневном языке сегодня практически отсутствуют слова, выражающие эмоции и чувства. Иногда мне кажется, что всё богатство возможностей русского языка съежилось до «плохо», «хорошо» и «нормально». А ведь, к примеру, даже отрицательные чувства и эмоции имеют в русском множество наименований: ярость, гнев, обида, грусть, подавленность, раздражение, тоска, апатия, презрение, печаль, тревога, брезгливость, ненависть, скорбь, уныние, разочарование, омерзение, скука, обида, возмущение, отвержение, боль, горе, брошенность и т.п. Сравните это со скупым: «Дискомфортно мне. Плохо».

Даже в ответ на прямой вопрос о чувствах люди часто не отвечают прямо. В ответ на «Что ты чувствуешь?» или «что с тобой происходит» просто начинают рассказывать истории из жизни: «И тогда начальница стала против меня интриговать и меня выгнали с работы, а на мне висел большой кредит…», «Муж сперва начал выпивать, потом ушёл к другой женщине. А я осталась одна с тремя детьми…». Рассказчик подразумевает, что ну всё же понятно! Ты спрашиваешь, что со мной – ну вот это со мной случилось. Ведь ушёл же муж, а не Нобелевскую премию получил и не принёс в семью. Значит, что-то плохое должно переживаться, да? Для психолога, как ни странно, это не очевидно, и он задаёт вопросы: «Скажите, а что вы чувствуете, когда мне об этом рассказываете?» – Остановившийся взгляд, удивление на лице. «Ну как это – что чувствую?» – удивляется клиент. Плохо. Мне было плохо. Дискомфортно. И неприятно.

Есть разница между «рассказать историю» и «описать свои чувства по поводу случившегося». История – это последовательность фактов. Кто куда пошёл, что сделал, чем закончилось. Чувства – это отношение к ним человека. (Отчасти потому и не срабатывает совет «рассказать друзьям», а не сходить к психологу. Друзьям будет рассказана история – то есть, последовательность действий. А о своих чувствах и переживаниях по поводу случившегося ни сам рассказчик сказать не додумается, ни выслушивающий его друг не спросит. А именно обсуждение чувств и может принести облегчение в болезненных переживаниях, а не сотый пересказ знакомой истории).

Есть такое понятие – алекситимия, то есть невозможность распознавать и выражать свои эмоции. Соответственно, проблема в том, что либо человек свои чувства и эмоции не узнаёт, либо – как безъязыкий: что-то смутное переживает, но назвать их человеческими словами не в состоянии.

Ни один человек не рождается, сразу умея назвать все эмоции правильным словом. Сперва они для него сливаются в единый «дискомфорт»: младенчик, которому что-то не понравилось, истошно голосит, а молодая мама мечется – что не так? Мокрый? Кушать хочет? Животик болит? Неудобно? Постепенно мама научается слышать в крике малыша конкретный запрос (вот так детёныш вякает, когда проснулся и хочет внимания, а вот так неудержимо орёт, когда голоден и требует молока). В норме, когда ребёнок ещё подрастёт, то мама обучит его словам, которыми мы, члены социума, кодируем свои чувства: «Ты злишься», «Ты обиделся», «Тебе больно», «Ты растерян» и т.п. То есть, именно родители обучают ребёнка тому, как называются чувства, им переживаемые. Неназванные чувства так и остаются для человека смутным, неясным внутренним волнением, которое он может только грубо отнести к спектру «хорошее», «плохое» или «да вроде всё нормально».

  • В некоторых семьях существуют «табуированные чувства» (например, «на маму злиться нельзя!»). И, что совсем уж потрясающе, некоторые семьи даже гордятся этим. Дескать, мы не злимся, не обижаемся, никогда не раздражаемся, не повышаем голос… А что ребёнок весь в аллергии, муж изменяет напропалую и мама-невротик, ну бывает. Зато мы культурные и приличные люди и не злимся друг на друга. Нет, нет, мы совсем не злимся.
  • Иногда родителям просто не кажется важным расширять «алфавит чувств» ребёнка. Ну отличает он «плохо» и «хорошо», ну и ладно. Важнее научить его всем школьным наукам (да чтобы пятёрки приносил), и вести себя правильно. Для мальчиков заготовлено объяснение «да что ты как баба» (мальчики не плачут, не переживают, они чётко и по-пацански рапортуют: «Так точно!»). К девочкам обычно снисходительнее, им можно и плакать, и переживать, но объяснять им, что происходит в душе юного человека, родители тоже не особенно напрягаются. Достаточно того же ассортимента из «плохо», «хорошо» и «нормально».

Часто умение разбираться в собственных ощущениях и переживаниях представляется «несерьезным». Вот материальные ценности, успехи в учёбе и социальные достижения – это да, это можно «на хлеб намазать». А чувства… Пфе. Пусть ими лоботрясы всякие занимаются, богема и иждивенцы.

В этом корни ситуации, когда человек, казалось бы, полностью социально успешный, обеспеченный, умный и состоявшийся – несчастен. Его всю жизнь учили быть социально адаптированным в обществе, достигать успеха и достатка. Теперь, когда всё это получено, человек оглядывается, и оказывается, что «радио есть, а счастья нет». Он всегда жил, говоря себе: «Соберись, тряпка; нечего страдать, дело надо делать». И, не умея разбираться в собственных чувствах, оказался героем поговорки: «тот, кто долго карабкался по лестнице успеха, может обнаружить, что она прислонена не к той стене». И, что самое-то страшное, у него нет даже слов, чтобы это выразить, и нет привычки прислушиваться к своим чувствам, чтобы понять, что с ним происходит.

Что же важного в чувствах, раз без них так плохо? Зачем учиться их распознавать? Чувства всегда указывают на какую-то нереализованную потребность человека. И чем сильнее переживаемое чувство – тем более неудовлетворена потребность.

Например, одна коллега рассказывала, что сильно недолюбливала знакомую. Просто физически терпеть не могла. Вроде та была милой девушкой, вежливой и очень красивой… Ага! Красивой. После некоторого исследования собственного состояния коллега поняла: она очень завидует той девушке. Девушка занималась фитнесом, «качала железо» и выточила совершенно дивную фигурку на силовых тренажёрах. Коллега же только начала заниматься спортом, фигуркой похвастаться не могла и спортивных достижений тоже не имела. Дело было не в девушке, а в том, что коллега ощущала: «у неё есть то, чего я так хочу, а у меня – нет». И острая зависть отравляла общение с той девушкой. Осознав природу чувств, коллега спокойнее стала относиться к знакомой и меньше прогуливать собственные тренировки. Точёной фигурки у неё до сих пор нет, но и на девушку она больше не раздражается.

Я вот искренне считаю, что импортные сериалы (в первую очередь, латиноамериканские) сослужили нашему социуму хорошую службу: там герои не столько делают что-то, сколько обсуждают свои чувства и переживания по поводу немногих произведённых действий. Из серии в серию. И это зрелище, надо сказать, затягивает. И, надеюсь, обучает нас хоть немного справляться с чувственной немотой нашего общества.

Говорите о чувствах! И слушайте, слушайте себя и других. Это лучший способ стать ближе с любимыми людьми и детьми, и лучший способ понять, что с самим собой происходит. Первые сигналы того, что что-то не так, что в жизни происходит нечто неподходящее, приходят именно из этой области. Если научиться прислушиваться к себе, то ситуация, при которой «вроде всё нормально, но что-то мне хреново» не возникнет и не разовьётся в большую нерешаемую проблему. Чувства – это важно.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления