Как мы сигнализируем другим о себе

Повторяющиеся проблемы | Блог Елизаветы Павловой, психологаЛюди постоянно попадают в однотипные ситуации. Например, если человека в очередной раз со скандалом увольняют с очередной работы, где до того третировали, не принимали в коллектив и наваливали сверхурочной работы. Он с трудом отыскивает новую – чтобы и на ней оказаться в той же роли. Или если все мужчины, которые ухаживают за определённой девушкой – словно близнецы-братья (если не по внешности, то по привычкам), даже непонятно, где она их таких находит. Или если молодого человека постоянно, регулярно френдзонят симпатичные девушки; и несимпатичные – тоже френдзонят. Или вот ещё: известно, что дочери алкоголиков стремятся найти в мужья тоже алкоголиков (а если пока не пьёт – то успешно перевоспитывают до полноценной алкогольной зависимости).

Согласитесь, и у вас есть такие знакомые, которые либо постоянно выходят замуж как будто бы за одного и того же мужчину (с разными фамилиями и адресами) либо постоянно находят себе одну и ту же работу, только в разных отраслях. И испытывают одни и те же трудности, встают на одни и те же грабли.

Есть поговорка: «Если третий муж бьёт морду, то дело не в муже, а в морде».

Эзотерики сказали бы в такой ситуации, что «здесь непроработанная ситуация и жизнь подсовывает её тебе, чтобы ты наконец её разрешил и сделал правильные выводы». Но можно объяснить и без мистики: мы считываем поведение других людей и вступаем с ними в привычные, знакомые отношения. Дело в том, что мы подаём друг другу сигналы. Неосознанные, невербальные, подпороговые (т.е. настолько слабые, что на сознательный уровень они не выводятся и мы их не осознаём и не обдумываем). Но, тем не менее, большинство таких сигналов определяют наше поведение.

Наша психика однозначно считывает такие малозаметные сигналы, как маячок: «Я – свой!». В конце концов, дочка алкоголика отлично знает своего папу (и часто – любит). Да, жить с ним не сахар, но такую жизнь она хорошо изучила, знает вдоль и поперёк, отлично в ней ориентируется. Если что, с алкоголиком она справится – ну мама же справлялась, и её вырастила. Поэтому поведение молодого человека, оживляющегося при виде спиртного, ей понятно и знакомо. А всё знакомое – не так уж и страшно. (На этом принципе, кстати, строятся все фильмы ужасов; оказывается, нас пугают только две вещи: неизвестное и неожиданное. Известная и ожидаемая опасность уже не так страшна). Поэтому проще иметь дело с понятным и давно изученным злом, оно совсем даже и нестрашное. Ну пил папа, но ведь хороший был человек, дочку любил… В общем, ничего страшного.

Робин Скиннер в книге «Семья и как в ней уцелеть» приводит пример упражнения, которое неизменно срабатывало на групповых тренингах. Участников группы, ещё не знакомых друг с другом, просили внимательно посмотреть на людей вокруг и выбрать из них кого-то, кто хорошо вписался бы в их собственную семью (в которой они выросли). Например, напоминал бы кого-нибудь из родственников, или же, наоборот: именно такого человека, казалось бы, очень не хватало в их родительской семье… Разговаривать при этом участникам упражнения было нельзя – просто молча выбрать друг друга. После этого уже каждую пару (всё ещё молчащую) просили выбрать другую пару, по таким же критериям: эти люди казались очень похожими на родных и близких, или же вот именно таких всегда не хватало в родной семье. И только после этого участникам «четвёрок» разрешалось поговорить. Они начинали обсуждать свои семьи и почему они выбрали друг друга, и – о чудо! Оказывалось, что их семьи были очень похожи по какому-то критерию. Например, у всех отцы оставляли семью, пока ребёнок был ещё очень мал. Или у всех был больной родственник, на которого уходили все силы родителей, а на детей почти ничего не оставалось. Или же – это были семьи военных. Или – семьи, в которых было очень важно «держать лицо» и ни в коем случае не показывать миру, что что-то идёт не так. Либо же в семье была «страшная тайна», или отношения приближались к инцесту, или… Ну, то есть, что-то общее находилось довольно быстро.
… Скиннер пишет, что сильнее всего его убедила в действенности этого упражнения именно последняя «четвёрка» — те, кого никто из участников не выбрал и они были вынуждены объединиться в одну малую группу. Но им эксперимент понравился чуть ли не более всех. Эти четверо оживлённо обсуждали результаты и затем радостно заявили психологу, что у них даже больше общего, чем у других участников: все они воспитывались приёмными родителями либо выросли в сиротском приюте – то есть, ситуация отвержения была для них той самой, в которой они выросли!

Мы все сигнализируем окружающим мелкими, неосознаваемыми нами самими сигналами. Сейчас это не принято замечать, а вот в романах 19 века, например, героев описывают не только с точки зрения внешности, но и как «хорошо воспитанную девушку», например, или «получившего отличное воспитание юношу». Сейчас всех граждан страны более или менее одинаково воспитывает одно на всех Министерство просвещения, поэтому нам так сложно понять, что именно вкладывалось в те слова романистами прошлых веков. А имелось в виду то, что именно по поведению было понятно, с кем мы имеем дело: с ряженой в шелка купчихой или с девушкой дворянского воспитания. Именно манеры и поведение школились и отрабатывались.

Любой человек постоянно сигнализирует своим поведением, в какой обстановке он вырос и к какому обращению привык. Этих сигналов поминутно мы получаем массу, просто нынче не принято их осознавать и анализировать. «Язык тела» поминутно сообщает окружающим, кто мы есть: размашисты ли у нас движения или скованны, неуклюжи мы или ловки, энергичны или вялы. Но! В нашей собственной семье с нашими проявлениями родители как-то обходились, и мы привыкли к этому обращению. Например, оптимистичного или бойкого ребёнка зажатые или субдепрессивные родители могли поминутно одёргивать («Не регочи тут мне! Стой спокойно! Куда лезешь, вернись! Вернись немедленно!!!»), а изначально астеничного и депрессивного малыша в его родной бодрой и позитивной семье могли бодрить («Ну чего ты кислый такой? Улыбнись!»). А ещё нас могли стыдить за то, кто мы есть (это самое страшное) и постоянно винить или пилить. То есть, помимо конституционально обусловленных природных задатков каждый из нас привык как-то относиться к самому себе: гордиться собой, стесняться, стараться занимать как можно больше места, или, если вы росли в большой семье, стремиться оторвать хоть кусочек внимания и ресурса (а то прибегут остальные и делить будет уже просто нечего).

И вот эти все сигналы мы «испускаем в пространство». Большинство из нас не умеет чужие сигналы читать – это удел героев сериалов вроде «Менталиста». Но привычные, знакомые знаки из невербального поведения окружающих мы все считываем, даже не отдавая себе в этом отчёт. И сами, повторюсь, изо всех сил неосознанно «сигналим» в мир о себе, своих склонностях и своей личной истории.
Именно так и срабатывает «любовная химия», именно так и находим мы «родственные души».

Никакой магии. Одни только невербальные послания.

Это можно изменить: нарабатывать большую осознанность (для анализа проявлений других людей) и менять внутренний настрой (а это уже для изменения сигналов, которые мы направляем в мир). Именно внутренний: как говорится «долго на цыпочках не простоишь», то есть, силой воли контролировать все свои проявления, да ещё на протяжении долгого времени – невозможно. Можно только измениться изнутри.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления