Как заставить себя заставить себя: работа с субличностями

Как мы заставляем себя| Блог психолога Павловой Елизаветы

Вот клиентский запрос из типичных: «Я хочу выучиться на веб-дизайнера, но не могу заставить себя сесть за учебники. Как будто бы что-то мешает. Ничего не могу с собой сделать» – с некоторым даже удивлением констатирует человек. И в самом деле: всё спланировано, понятно что делать , как и сколько это займёт времени. Садись и делай! Почему же все планы остаются планами?

Кто же вам мешает? Такое впечатление, что вы сами себе мешаете.
Знаете, а так оно и есть. Сами себе и мешаете. Понимаете, когда человек решает, что станет кем-то (допустим, веб-дизайнером) и готов даже трудиться для этого, то он этого ХОЧЕТ. Загвоздка в том, что он хочет НЕ ТОЛЬКО ЭТОГО.

Человек – не цельный монолит, у которого только одна мысль и идея, «одна, но пламенная страсть». Таких монолитных людей откровенное меньшинство, ими восхищаются (ух ты! сказал – сделал; захотел – добился) и над ними немножко даже и потешаются (ха-ха, какой прямолинейный, тупой и одномерный). У среднего же человека желаний и потребностей точно больше одной. И иногда они вступают в конфликт – иногда бурный, а иногда дело ограничивается простой забастовкой. Части личности, мнение которых не принимается в расчёт, блокируют деятельность. И вместо больших достижений мы получаем долгие часы зависания в фейсбуке, на диване перед телевизором, за бессмысленными занятиями. Да, та самая прокрастинация, о которой написаны сотни статей – тоже результат внутриличностного конфликта. Когда две субличности не поделили власть, и одна заблокировала решения, принятые другой.

Что такое субличность? Это (условно говоря) часть личности, которая выполняет для нас какую-то функцию, то есть – «нанята на какую-то работу». Например, внутренний критик, доставляющий множество проблем, выполняет работу «погонялы». Истерзанные упрёками внутреннего критика люди могут, тем не менее, сопротивляться попыткам ослабить его контроль: ну тогда ведь я вообще ничего делать не буду! И они правы. Внутренний критик действительно заставляет их «хоть как-то действовать». Лупя палкой правых и виноватых, ругмя ругая «ленивую скотину, которая так ничего и не сделала», угрозами и унижениями – но заставляет работать. Он мотивирует плохо, он сильно ранит и больно бьёт – но если в личности нет другого внутреннего мотиватора, приходится терпеть надсмотрщика с палкой и его грубые оскорбления.

Субличность выполняет для нас важные функции, в которых мы себе не всегда признаемся | Блог психолога Павловой Елизаветы
Субличность может обслуживать потребность, в которой человек себе откровенно не признаётся, например, желание защиты, стабильности и безопасности. Например: вот у человека есть план, и он выглядит отлично: «Я выучусь на айтишника, открою стартап, заработаю миллиарды и буду кататься на собственной яхте, попивая столетний коньяк!». И это выглядит в чём-то логичным: и стартап, и миллиарды, и даже работа айтишником (допустим, она нашему герою очень нравится). Вот только уже пятый год стартапа нет как нет, человек киснет на стабильной, нормально, но не очень высоко оплачиваемой работе и с завистью читает на Хабре истории успеха чужих стартапов. После работы с психологом, когда удаётся дать слово каждой субличности, выясняется, что внушённые когда-то мамой установки не дают ему рискнуть («лучше меньше, да лучше; не гонись за большим, сынок, стабильность всегда надёжнее»). И нет: никто не предлагает «сбросить маму с поезда», заставить голос потребности в защите и стабильности замолчать. Просто потребность в защите и стабильности можно попробовать удовлетворять каким-то другим образом, приемлемым для человека и не мешающим работать (накопить финансовую «подушку безопасности»; заручиться поддержкой близких, которые помогут продержаться, пока стартап будет требовать денег и т.п.)

А откуда вообще берутся субличности? Дело в том, что абсолютному большинству полезных навыков нас в детстве научили взрослые. Они научили нас здороваться, чистить зубы, пользоваться ложкой и вилкой, сидеть за партой, делать уроки, поддерживать разговор и вести себя за столом – да практически всему. Так вот, субличность – это навык, которому мы обучились ПЛЮС манера, в которой нам передал его когда-то значимый взрослый. То есть, если мама заставляла вас делать уроки, приговаривая «Какая ж ты тупая, простых вещей не понимаешь» и «А вот Маша Петрова – отличница, не то, что ты», вы и сами себя будете через некоторое время мотивировать на труд, приговаривая «А вот Стив Джобс в мои годы, не то, что я, растяпа криворукая» и «Опять ошиблась, ну почему я такая идиотка, простейших вещей не понимаю». Усваивается не только то, что надо сделать (хорошо учиться или работать), а и манера, в которой надо это сделать (пиная и шпыняя себя). И через некоторое время выросший ребёнок сам в лучшем виде понукает и унижает себя, чтобы достичь чего-то в жизни. Ведь «мамин голос» в голове говорит, что «ты недостаточно стараешься, иначе всё получилось бы» – и человек часто изнуряет себя, пытаясь стать нереально идеальным.

«Но странно как-то думать, что внутри меня живут какие-то другие создания. Голоса какие-то… Я же не сумасшедший!». Нет, конечно. Выделение субличностей – это не знак безумия: дело только в том, что человек неодномерен, сложен, и одновременно может хотеть больше одной вещи. Каждый из нас знает, каково это: надо ехать на работу, но ужасно тянет спать и безумно, смертельно хочется в отпуск. Или: запланирована поездка к родственникам, а внутри ощущение, что лучше бы я просидел все выходные, играя в приставку. Вот, пожалуйста, это пример разнонаправленных потребностей. Потребность выполнить обязательства и одновременно потребность отдохнуть. Потребность быть хорошей дочерью и одновременно потребность в развлечениях.
Все хорошие книги и фильмы показывают главных героев существами неоднозначными, которые одновременно хотят разного: например, помочь людям и побаловать свой эгоцентризм (как Шерлок, например, или доктор Хаус). А почему вы думаете, что вы проще? Что вы плоское, одномерное создание, у которого в голове только одна мысль? Человек сложен, у каждого из нас десятки потребностей и желаний – часто одновременно. Когда они начинают конфликтовать друг с другом или одни желания тайно саботируют другие, мы говорим о конфликте субличностей.

Повторюсь: «сбросить маму с поезда» – не вариант. Любая, даже самая неприятная и агрессивная субличность возникла у человека потому, что выполняет для него какие-то полезные ему функции. Делает это криво, косо, неэкологично, отрицательно влияя на всю жизнь человека – но он часто по-другому просто не умеет поступать. И либо дело будет сделано так, либо никак.

Субличностей всегда больше одной | Блог психолога Павловой ЕлизаветыДругое дело, что субличностей всегда больше одной. И часто субличность, отвечающая за самосохранение, например, блокирует попытку человека укатать себя на изнуряющей работе. Тот огорчается, злится, приходит к психологу с просьбой «помогите мне перестать быть таким ленивым». Разбирает с психологом свою ситуацию и понимает: если бы не эта «лень», лежал бы он уже с нервным срывом от переутомления. «Лень» ему, можно сказать, жизнь спасла. Это показательный пример: если взять на себя управление некоторая субличность не может (силёнок не хватит, если другие субличности прокачаннее и сильнее), то испортить красивые планы, построенные в голове, вполне в состоянии. Опять-таки, для самого человека это будет выглядеть как «внутренний саботажник ломает мои планы», а для психолога – «давайте выслушаем всех; может быть, какие-то ваши потребности не были услышаны».

Работа с субличностями подразумевает, что психолог выделит субличности, то есть, поможет клиенту услышать все потребности – даже кажущиеся «неважными», замалчиваемые или даже те, в которых люди сами себе не признаются. Голос каждой потребности будет услышан и между ними будет достигнута устраивающая всех договорённость. И не всегда победа гарантировано достанется «разумной» стороне, которая изначально требовала «закатать под асфальт» бестолкового «саботажника». Может победить, например, гедонистическая часть, предлагая: зачем нам столько вкалывать, зачем нам эти трудовые успехи, на которых когда-то настаивала мама (и я теперь по инерции вкалываю и вкалываю)? Давай лучше винишка накатим и съездим отдохнуть в Европу! А потом в Америку! Ведь всех денег не заработаешь! И человек с огромным облегчением соглашается. Казалось бы, первоначальный запрос не достигнут – но он просто видоизменился; выяснилось, что самого человека делает счастливым не то, что ему казалось «правильным», а нечто совершенно другое.

В результате ни одна из ваших тайных потребностей не будет игнорирована и вы сможете достигнуть ваших целей. Правда, эти цели могут отличаться от первоначально поставленных – тех, которые когда-то казались «правильными», но вы внутри с ними не совсем соглашались и безотчётно ставили им палки в колёса.
Разобраться с собственными потребностями, в которых сам себе не признаёшься – хороший способ прекратить недовольство собой, самосаботаж и прокрастинацию. И «разговор с субличностями» – отличная методика для этого.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления