Ненависть к себе и самоубийство. История Отто Вейнингера

Подпишитесь и получайте раз в неделю новые статьи блога психолога

pol-i-harakterНа рубеже 19 и 20 веков в Австрии жил философ Отто Вейнингер. Умер он совсем молодым, в 23 года, но до тех пор успел оставить достаточно солидное теоретическое наследство — в 1902 году вышла его книга «Пол и характер», прогремела на всю Европу, а уже в 1903 году Отто совершил самоубийство. Убил себя, доказывая верность своим идеалам. Доказал, что крут и что мужик (согласно его системе верований, «быть мужиком» было очень важно).

Я взяла себя в руки, прочла этот самый «Пол и характер», хотя и приходилось местами собирать волю в кулак. И дело даже не в том, написана она как книга 19 века — длинно, с громадными вступлениями к каждой главе и долгим подползанием к заявленной теме (хотя и это тоже). Просто основная мысль, разворачиваемая со всех сторон в «Пол и характер»- это пересказ поговорки: «Курица — не птица, женщина — не человек». На огромную простыню книжного текста размазывает юный австрийский философ (на момент написания книги ему было 19 лет! малолетка, даже по нынешним временам) идею о вторичности женщины по сравнению с мужчиной. Женщине никогда не достичь ни мужского сознания (нет у бабы никакого сознания, одно подражание мужчине, обезьянничанье), ни памяти (какая у женщин память? тётки только комплименты помнят, секс да подаренные цветочки), ни духовных высот (но стремиться к мужским духовным и философским высотам женщина всё-таки должна; хоть и не достигнет их, о нет).

А последние главы книги «Пол и характер» вообще посвящены ни полу, ни характеру — они про евреев. Кратко (в сравнении с остальной длинной и мутной книгой) и довольно жёстко Отто Вейнингер доказывает, что евреи — жалкая, подражательная нация, во всём подобная женщине — то есть, принципиально вторичная по сравнению с нацией арийской. Евреи, дескать, ценят материальные ценности (совсем как женщины) — поэтому они (евреи, а не женщины) придумали марксизм. Нет в евреях, говорит Вейнингер, внутреннего благородства, нет аристократичности. Они любят титулы, семейственны, любят сводничать (вообще-то, то, что Вейнингер называет «сводничеством» и в чём укоряет и женщин и евреев, сегодня называется «социабельность» и даже специально развивается). Ещё у него там в книге есть страстно-печальные пассажи о сионизме — движении изначально мертворождённом, которому не суждено никогда воплотиться в реальность (сегодняшний читатель на этом месте вспоминает о государстве Израиль и слегка усмехается). Короче, так себе оказался Вейнингер пророком. Но зато он был очень и очень убеждённым молодым человеком, литературно одарённым и упорным в следовании своей идее.

Как понятно из сказанного, Отто Вейнингер был антисемитом. И было это ему вдвойне непросто, ведь сам он тоже был евреем. Отто Вейнингер родился в 1880 г. в богатой еврейской семье, получил отличное образование в Венском университете и светское, но очень строгое воспитание. (По многим главам книги «Пол и характер» понятно, что с реальными женщинами он практически не общался, и только богатая фантазия помогала заполнить пробелы в знаниях). Забил себе голову всякой ерундой о вторичности евреев и ущербности женщин (и, конечно, о мерзкой отвратительности половой жизни; это тогда, знаете ли, модно было — у нас Лев Николаевич Толстой примерно в то же время развивал тему, как «половое сношение унижает и оскорбляет женщину, поэтому нужно всеми силами избегать секса»).

Ну ладно, не любишь женщин — ты не первый мизогин в мировой истории, это можно как-то пережить. С антисемитизмом оказалось сложнее, тут Отто Вейнингер пошёл до конца: 4 октября 1903 года он снял в гостинице знаменитый номер, в котором умер Бетховен, и выстрелил из пистолета себе в сердце. Молодой философ плохо разбирался в анатомии: агония была долгой и болезненной, он страшно мучился всю ночь и умер только под утро. Но Отто Вейнингер делом доказал убеждённость в собственных идеалах: он-таки убил в себе еврея. Вместе с самим собой, но убил. Было ему на тот момент 23 года.

Если честно, чувства мои довольно смешанные: с одной стороны, я глубоко уважаю людей, которые ради идеалов идут на жертвы и не жалеют себя. С другой стороны, антисемитизм и мизогиния, мягко говоря, так себе идеалы.

weininger-dead

Посмертное фото Отто Вейнингера

Но вся эта история вот к чему. Отто Вейнингер — классический пример безуспешной попытки изменить себя: стать тем, кем он стать не в силах, отказаться от свойств и качеств, которые волевым решением у себя не отключить. Можно писать тысячестраничные трактаты, можно резать себя или стрелять, но какие-то вещи убить в себе возможно только вместе с самим собой.

…И, тем не менее, я регулярно слышу от клиентов: «Я хочу измениться вот тут и тут вот в эту, эту и ещё вот в эту сторону». Но послушайте. У всех изменений есть границы. И в какой-то момент стоит остановиться и, если не полюбить в себе определённые качества, то хотя бы принять их, смириться и, по мере сил, сосуществовать с ними. Не все находят в себе силы , чтобы последовать примеру Вейнингера (и не у всех есть возможность купить пистолет) . Но просто уму непостижимо, какое количество людей не убивают себя выстрелом в сердце, а годами ежедневно терзают себя за то, что они те, кто есть, а не те, кем им хотелось бы стать.

Пожалуйста, не убивайте себя. Ни разом, ни понемногу. Я уверена, что с очень многим в себе можно найти способ долго и в гармонии счастливо жить.

Рецензия на книгу «Пол и характер»: часть 1, часть 2

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *