Дайджест заметок и интересных ссылок за май 2018

Подпишитесь и получайте раз в неделю новые статьи блога психолога

den-pogranichnika

Профессиональный психотерапевтический юмор — «пограничниками» на жаргоне называются люди с пограничным расстройством личности. Ну, психологам кажется, что эта картинка очень смешная

Выработать привычку при помощи силы воли — трудно и малореально. Выработать новую привычку на микроинъекциях нейрогормона дофамина — проще простого. Вы и сами не заметите, как новые действия стали привычными и встроились в ваш распорядок дня.
Рассказ о том, как корпорации подсаживают нас на новые привычки (и новые платежи)
Дофаномика: как рынок обманывает наш мозг и как перестать проверять смартфон 80 раз в день


Норман Дойдж об ОКР (обсессивно-компульсивное расстройство, иначе называемое невроз навязчивых состояний):
«У меня было несколько пациентов, которые испытывали столь сильное беспокойство по поводу собственного здоровья, что чувствовали себя так, словно находились на смертном одре, изо дня в день ожидая своего последнего часа. Однако на этом их страдания не заканчивались. Даже если им говорили, что со здоровьем у них все прекрасно, они испытывали только очень короткую вспышку облегчения, а затем начинали снова мучить себя — обвиняли себя в «сумасшествии» из-за всего того, что сами себе устроили. Увы, нередко подобное «озарение» представляет собой навязчивое сомнение в новом обличье.»

Фактически, таким пациентам всё равно, о чём тревожиться. Первичной является тревога, а левое полушарие услужливо подгоняет рационализации, «объясняющие», почему сейчас надо себя пилить, ругать и унижать.
И работать, таким образом, надо не с концепцией, а с состоянием тревоги.


Осуществлен перевод Заявления Европейской Ассоциации Психотерапии по отношению к терапии направленной на изменение сексуальной ориентации (аверсивной психотерапии).

Я читала одну историю об аверсивной терапии, которая была бы комичной, если бы не была реальной и, в чём-то, довольно трагичной. Дело было где-то в Европе, и один молодой человек из католической семьи (я так понимаю, в его семье все жутко верующие были) при своей церкви организовал группу по типу «12 шагов». (Таких групп при церквях полно и в Москве, только тут всё больше для зависимых — алкоголики, наркоманы, пищевые зависимые). Там религиозные геи, осознавшие свои «неправильные склонности», все вместе шли по пути 12 шагов к исцелению и возвращению к норме. И вот они так шли ровно до того момента, как организатор сбежал с одним из участников группы, оставив записку, что они не могут больше притворяться и скрывать свои чувства.
Это и правда было бы смешно, но ведь люди при этом теряют связь с близкими, семьёй, роднёй — со всеми, ради кого они шли на эту «терапию».
В общем, как можно понять, к аверсивной терапии я отношусь скептически.


Лилия Ким — Про культурные матрицы

(Лилия Ким — сценаристка, живёт в Америке, строит карьеру в Голливуде)

У меня сейчас уникальный момент — из одной вышла, а в другую еще вошла. То есть можно спокойно созерцать обе две без приступов чувства принадлежности, которое услужливо искажает любое восприятие. Мол, к чему я принадлежу — то априори хорошо и правильно. Не могу же я принадлежать чему-то плохому. Так что настал уникальный момент, когда можно хотя бы приблизиться к объективности, которая в принципе невозможна пока размышляющий это субъект, но стремиться нужно (кому нужно?… )
Священные коровы отечества — все для близкого межличностного общения. У полного слияния, когда границ как бы нет вообще и все одно целое — есть и плюсы, и оборотная сторона медали. С одной стороны, полное доверие — бесценное чувство, с другой — в русском языке даже слова нет для privacy. Потому что предполагают полное и абсолютное devotion «своим» (два языка тоже очень удобно, потому как моментов «чувствую, но не могу сказать» становится в два раза меньше. Лиз говорит, что если выучить китайский — откроется совершенно новый уровень восприятия мира).
Степень слияния в близких отношениях — немыслимая для американской культурной матрицы. С другой стороны ее модель близких отношений у меня вызывает чувство сходное с эмоционально-тактильной депривацией. Но все в этом мире чем-то уравновешено. Например, в российской культурной матрице, если группа людей уже сплавилась в «своих» — то ее лидер будет перетаскивать весь рой с места на место, не считаясь с фактом, что кто-то в нем может паразитирует, а кто-то деградирует, а кто-то getting corrupt (портится). При этом лидерство — ключевой момент для сохранения группы. Без него — она моментально атомизируется. Потому что как ни странно — индивидуальная воля, как право спонтанного всплеска самовыражения, чувств, эмоций и т.д. — ещё одна священная корова матрицы происхождения. Плюс — иногда это приводит к великому искусство, минус — чаще это приводит к междуусобице, ссорам на пустом месте. Одному что-то почудилось, другой ответил — и понеслась драка до полной потери к самоорганизации.
В американской культурной матрице сохранение границ и дистанции позволяет легко контейнировать и заменять любое тухлое яйцо, прежде чем оно испортит весь омлет. Даже если это лидер. От замены лидера в обществе в целом мало что меняется. Поэтому быть pariah, outcast — это билет в один конец. Иди нахх и там погибни. И у этого опять таки есть как плюсы, так и минусы. В российской культурной матрице больше ресурса чтобы redeem своих членов, но до определённого момента. Потому что когда тухлых яиц становится слишком много — это приводит к гибели системы целиком. Поэтому Россия — это не одна и та же страна, продолжающаяся во времени. Это несколько совершенно разных государств последовательно сменивших друг друга на одной и той же территории. Западное отсечение неблагополучных — когда избавление себя от токсичных отношений считается не предательством, а благом. И козёл в данном случае не тот, кто бросает abusive или просто замедляющего/препятствующего развитию своего — а тот, кто недостаточно старался, чтобы быть хорошим партнёром.
Все остальное — следствия этого основного различия. Нет границ — есть границы.
И синтез наше все. Да.
UPDL: но есть и хорошая новость. идиоты всех страх стран одинаковые. чем больше отсылок к незнакомой профессиональной терминологии и референсов к незнакомым предметам — тем больше претензий к автору.

А я всегда говорила, что наши недостатки — суть продолжение наших достоинств. Кстати, эта история довольно многое объясняет в том, что можно увидеть в клиентской практике. Например, тотальную алекситимию (невозможность выразить чувства словами), да что там — часто и невозможность выделить одно определённое чувство из слитного потока переживаний. Никогда это было не нужно, а теперь дурацкий психотерапевт вяжется с вопросом: «Что ты сейчас чувствуешь? Да-да, именно ты, именно здесь и сейчас?» Да откуда я знаю!
Я уже писала, что на первичном приёме среди ответов на вопрос: «Что ты сейчас чувствуешь?» с большим отрывом лидируют невнятные: «Нехорошо мне», «Дискомфортно» и «Негативные чувства испытываю». А какие конкретно негативные? Где (в теле) дискомфорт? И, наконец, да что же это такое — «нехорошо»???
Но логично, да: никогда это было не нужно, чтобы тонко и детально знакомиться с собственными чувствами и понимать, что такое со мной происходит. В слиянии этого и не требуется, а дискомфорт — да что там, можно дискомфорт перетерпеть для общего блага, для выживания нашего тотального роя.
Так что психотерапия, меж тем, это ещё и искусство индивидуации. Ну, в наших палестинах, по крайней мере.


ponimanie-za-100-dollarov

Пока что мои сессии стоят гораздо дешевле :)

Ещё одно объяснение, чем работа с психологом отличается от разговора с подругой о своих проблемах или от попытки разобраться самому (или по книжкам):

«Фокусирование на процессе — единственная уникаль­ная черта терапии: это единственное место, где другому взрослому человеку (терапевту) разрешено делать ком­ментарии по поводу поведения клиента здесь-и-теперь. Во всех остальных случаях комментировать процесс мо­жет либо родитель маленького ребенка в ходе социализа­ции последнего («Не показывай пальцем!», «Ешь молча!», «Прекрати капризничать!»), либо подобное поведение рас­сматривается как признак флирта и желания соблазнить. Любые другие попытки комментирования процесса среди взрослых, особенно негативные, представляют собой табу­ированное социальное поведение, которое считается про­явлением грубости или наглости». (Р. Ефимкина, «Перевод с марсианского»)

Это да. А вот психолог как раз и будет заинтересованно спрашивать: «А вы обратили внимание, что каждый раз, когда рассказываете о том, как сильно любите жену, сжимаете руку в кулак и слегка стукаете себя по коленке?». То есть, психолог обращает внимание на все уровни послания — и невербальный, и метакоммуникационный в том числе.
Именно поэтому я настолько скептически настроена в отношении терапии по переписке и прочих чисто словесных техник. У словесных, то есть левополушарных, методов есть куча ограничений, и терять целый пласт информации (например, о невербальных проявлениях человека) — просто расточительство. (Да и вообще, именно там самое вкусное о человеке и находится).

И чтение книг и статей не помогает так, как должно бы — сам себя даже отдиагностировать толком не можешь, не говоря о большем. Потому что вот ты думаешь, что безупречно логичен и всё чётко можешь понять про свою жизнь, а на самом деле — как подумаешь на некую определённую тему, так сразу голова болит и дыхание становится неглубокое, а тебе это даже не заметно. И другие люди (нормальные, правильно социализированные) тоже вежливо не будут обращать внимания на то, как ты бледен и как притих, почти перестав дышать. А психолог — будет. Задаст вопрос и не позволит увернуться от ответа.

Потому что психолога специально этому учили, «развоспитывали», делая подразумеваемые и непроговариваемые правила коммуникации — озвученными и осмысленными. И у психолога всегда есть выбор: быть вежливым и деликатным или быть эффективным в работе. То есть, лезть туда, куда нормальные воспитанные люди не лезут. Например, на уровень метакоммуникации или невербалики.

Фриц Перлз в «Свидетеле терапии» с этого прямо и начинает — не так важно, ЧТО говорится, как то, КАК это было сказано. Но это особый навык — фокусироваться не на смысле, а на «как». Его натренировывать надо.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления