Дайджест заметок и интересных ссылок за июнь 2018

Подпишитесь и получайте раз в неделю новые статьи блога психолога

А мне тут рассказали, что в американском английском появилось словечко на сленге — «spoony» («ложечник»). Оно означает человека, который давно живёт по «теории ложек» и регулярно свои «ложки» считает.
То есть, вот до такой степени распространено в обществе это психологическое истощение и депрессивная астенизация.


Революция, которую мы не замечаем

  1. Люди стали меньше читать книги. Но не потому что наступает всеобщее отупение, а потому что полезную информацию можно получать в более удобном виде из кучи других источников: блоги, соцсети, ютубы, телеграм-каналы. Почему так удобнее?
  2. Полезные вещи можно и нужно излагать в коротком и понятном виде.
    – Один хороший пост или ролик на три минуты не менее информативен, чем целая глава из книги.
    – Наезды на клиповое мышление – это свидетельство неспособности автора объяснять коротко и доходчиво.
  3. Новый профессионализм приобретает форму буквы Т. Что-то одно мы знаем глубоко, многое другое – широко, но мелко.
    – Уровень постов и роликов – как раз подходит под ознакомительный формат. Книга – это всегда погружение, во многих случаях излишнее.
    – Все больше нового открывается на стыке разных областей знаний. Для этого надо уметь во многом хоть-что понимать, в том числе и разговаривать с глубокими специалистами в этих областях на их языке.
    – Изменения в окружающем мире ускоряются настолько, что мы не знаем, какие новые знания нам придется отращивать и углублять в недалеком будущем. Поэтому надо иметь какую-то стартовую базу во многом.
  4. Кусочная передача информации не мешает, а помогает учиться.
    – Ответственность за выстраивание целостной картины мира все равно лежит на ученике – льем ли мы информацию единым потоком внутри книги и курса или передаем отдельными пакетами в постах и роликах. Наш любимый интернет основан на асинхронной передаче отдельных пакетов данных, которые принимающая сторона собирает в то, что вы видите прямо сейчас на экране.
    – Повторение – мать учения. Чтобы понять что-то – надо увидеть или услышать это в разном виде и разными словами несколько раз. Разные посты и ролики разных авторов, ощупывающие одного слона с разных сторон, как нельзя лучше для этого подходят.
    – Чтобы что-то запомнить – надо сначала это забыть. Начать пользоваться каким-то знанием на бессознательном уровне мы можем, только хорошенько смазав салом механизмы вытаскивания этих знаний из долговременной памяти. Значит, эти знания надо сначала сбросить из памяти оперативной – то есть, забыть. Три дня интенсивной загрузки конспектов в оперативную память позволяло нам сдавать экзамены, но много ли мы из этого помнили спустя пару недель? Периодичность появления новых постов и роликов на одну тему позволяет нам периодически забывать и вспоминать – то есть, реально учиться.
  5. Кусочность и асинхронность – необходимый фактор перманентного обучения.
    – Мы не можем провести всю жизнь в аудиториях и онлайн-классах, осваивая и усваивая новые знания. Работать когда? Однако, мы умеем в любой свободный момент утыкаться в свой телефон, некоторые из нас – в поисках очередного кусочка знания. Может быть, это и есть life-long learning здорового человека?
  6. Мы давно гадаем, какие же принципиальные изменения онлайн принес в образование? Да, массовые онлайн-курсы. Да, доступность. Но мы просто взяли старую систему учебных курсов, взяли тех же лекторов, ту же доску, пусть и электронную, и поставили перед ними видеокамеру с записью и трансляцией онлайн. Мы изменили форму, а не внесли качественные изменения в процесс.
  7. Фундаментальное и глубокое образование никуда не денется – оно было, есть и будет. Но новое массовое образование – это не старая форма фундаментального образования, доступная для всех. Возможно, что революция в массовом онлайн-образовании уже происходит. Но она происходит не внутри образования, а вне него. И поэтому мы ее не замечаем.
    (автор — Аркадий Морейнис)

Потрясающее наблюдение. А ведь правда, вообще-то.
Я никому не сознавалась, но для себя я давно знаю: о психотерапии, об её практике, этике, ряде подходов, способе терапевтического мышления — я гораздо больше узнала из блогов психотерапевтов (начиная ещё со старого ЖЖ, в годы его расцвета), чем из книг по специальности. И это при том, что книг по специальности я тоже читаю порядочно. (У меня нечитанных лежит сотни две, из них примерно две дюжины — на полке ожидания «первой очереди», вон они на меня смотрят с укором. И это я ещё не считаю того, что в интернетах понакачала, и даром и за деньги).
Похоже, сейчас расцвет того, что Майкл Полани называл «личностным знанием» — сегодня как никогда удобно учиться сразу у многих мастеров, перенимая их навыки и подходы. Для этого есть ЖЖ, ФБ, блоги, ютуб, теперь вот телеграм. При этом специфика личностного знания в том, что его очень трудно формализовать и затолкать в книжку. Пример личностного знания — это, скажем, навык лепить горшки, выполнять танец на льду или выражать чувства актёрским мастерством. Серьёзно, никто ведь всерьёз не думает, что можно научиться танцевать по книжке — только наблюдая, пробуя, получая обратную связь или глядя на то, как её получают от мастера другие. Вот и с психотерапией то же самое: важно не просто читать, читать, читать (я бы это всё равно делала), но и узнавать живые истории живых людей (из блогов и ЖЖ), следить за дискуссиями профессионалов (в соцсетях), подглядывать за реальной жизнью тех, с кем в действительности я бы никогда не пересекалась.
Ну и да, складывать из разрозненных кусочков мозаики собственную цельную картину профессиональной позиции.
Как же мне нравится жить в сегодняшнем мире, вы даже не представляете!…


ПСИХОЛОГИЯ УНИЖЕНИЯ

Психологи Марти Эльшаут, Роб Нильсен и Илья ван Бист провели серию исследований того, как люди переживают унижение.
Выяснилось: унижение очень похоже по испытываемым переживаниям на стыд (его многие испытуемые называли в качестве корневой, «ядерной» переживаемой эмоции при унижении), но есть и отличия. Например, опрошенные вспоминали об опыте унижения, пережитом на глазах других людей (наблюдателей), тогда как стыд уже отлично переживается в одиночку. А для унижения всегда нужны зрители, перед которыми будет неловко и унизительно.
(Я бы предположила, что стыд — это усвоенный, интериоризированный опыт унижения, и для переживания стыда уже не требуется аудитория; хорошо униженный человек отлично научается стыдить себя сам, без ансамбля).
Но кроме стыда унижаемый человек переживает целый букет негативных эмоций: бессилие, вину, страх, дискомфорт, обиду, предательство, несправедливость, тревогу, ненависть и ещё дюжины две негативных эмоций; у каждого из опрошенных был собственный набор, и ни одна эмоция не была названа всеми. Но стыд, действительно, назывался чаще других.
Проблемы исследования унижения — в том, что реакция человека на пережитое унижение может быть разной: одни уходят в себя и самоизолируются, а другие впадают в гнев и планируют месть. Причём мстить униженный начинает не сразу, а через время, когда мстительные мысли вызреют. Так что психологию унижения исследуют для того, чтобы предотвращать суициды, насилие, терроризм, буллинг и стрельбу в школах. (У меня сложилось мнение, что готового ответа нет — никто не знает, по какому типу отреагирует каждый конкретный униженный, однозначных маркеров вроде бы не выявлено. А что травить ребёнка в школе нехорошо, он может потом вернуться и всех расстрелять — это и без исследований вроде как понятно было).

unijaj_vlastvuj


Лекция Эмили Нагоски на ТЕД — О НЕПРОИЗВОЛЬНОМ ПОЛОВОМ ВОЗБУЖДЕНИИ

Наше тело и наши высшие психические функции время от времени работают рассогласованно. (Тут мог бы быть захватывающий текст о том, что лобные доли эволюционно появились позже всех, поэтому их влияние слабее, чем у древнего мозга. Но не будет. Просто поверьте: мозг человека — сложный орган, и наше тело часто реагирует не в соответствии с нашим осознанным выбором).

Ещё со времён Фрейда известно: физиологически сексуальное возбуждение присутствует даже у самых маленьких детей — и это не означает, что младенцы могут нести социальную ответственность и за своё возбуждение, и за последствия полового акта. Мужчину/мальчика можно механически возбудить все знают каким образом, и это не будет означать любви к партнёрше (и даже влечения). Половые органы женщины также могут реагировать на механическое возбуждение и выделять смазку — и это тоже древний физиологический механизм, позволяющий не получить травму, в том числе и при изнасиловании (а вовсе не признак вспыхнувшей страсти).

То есть, общий смысл выступления Эмили — мало ли, чего говорит тело. Решения принимает не оно, а личность. Так что если человек, которому тело принадлежит, принимает решение не вступать в половой акт (даже невзирая на все признаки полового возбуждения, которые показывает тело) — так тому и быть. Личность говорит «нет», а не половые органы.

Ну вот как-то люди понимают, что если очень даже хочется тортика, а личность приняла решение сесть на диету — то влечение к тортику, конечно, присутствовать будет. Но реализации не найдёт. Не получит тело тортик, если хозяин достаточно всерьёз настроен на правильное питание. Тут никаких не возникает недопониманий, правда? Ну и в сексе так. Мало ли, чего хочет тело. Если человек, личность решает, что НЕТ — значит, ничего и не будет.
Вот так это работает.

Эмили Нагоски_ Вся правда о непроизвольном возбуждении от rutube_account_2795119 на Rutube.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления