Защита психологических границ — ответственность самого человека

abramovich-1

Человек — существо социальное и нуждается в обществе других людей. Однако, помимо социальности, есть такая черта, как индивидуальность. То есть, у каждого из нас есть свои интересы, ценности, потребности, которые иногда идут вразрез с интересами, ценностями и потребностями других людей.
И за себя, за свои интересы человеку приходится бороться.
Самому. Не перекладывая эту задачу на других.
Вот именно это я и хочу сказать: ЗАЩИТА СОБСТВЕННЫХ ГРАНИЦ — ОТВЕТСТВЕННОСТЬ САМОГО ЧЕЛОВЕКА.

Что происходит, когда человек сам не защищает собственные границы, отлично показано в одной истории. Нет, это был не психологический эксперимент (вроде всемирно известных экспериментов Зимбардо и Милгрэма), это был перформанс.

Художница, создательница всемирно известных перформансов югославка Марина Абрамович в 1974 году организовала мероприятие под названием «Ритм 0». В зале выставочного центра в Неаполе был поставлен стол, где лежали 72 предмета, как бытовые, так и опасные: перья, спички, нож, гвозди, цепи, ложка, вино, мед, сахар, мыло,кусок торта, соль, коробка с лезвиями, металлическая труба, скальпель, спирт и много чего ещё.
Художница разместила табличку:
«Инструкции.
На столе 72 объекта, которые вы можете использовать, как хотите.
Перформанс
Я — объект.
В течение этого времени я беру на себя полную ответственность.
Продолжительность: 6 часов (20:00 — 2:00)».
И зрители сперва робко, а потом всё смелее начали входить во взаимодействие с художницей, применяя предложенные предметы.
Сперва люди целовали Марину, дарили ей цветы, но постепенно осмелели и стали заходить всё дальше.

Присутствующий на перформансе искусствовед Томас МакЭвили писал: «Все началось невинно. Кто-то повернул ее, другой потянул за руку, кто-то дотронулся уже более интимно. Страсти неаполитанской ночи начали накаляться. К третьему часу вся ее одежда была изрезана лезвиями, а к четвертому лезвия добрались и до ее кожи. Кто-то надрезал ее горло и пил кровь. С ней проделывали и другие вещи сексуального характера. Она была так вовлечена в процесс, что не возразила бы, захоти зрители изнасиловать или убить ее. Столкнувшись с ее безволием, нашлись люди, которые встали на ее защиту. Когда один из мужчин приставил к виску Марины заряженный пистолет, положив на курок ее собственный палец,между зрителями разразилась драка».

«Сначала зрители очень хотели со мной поиграть, — вспоминает Абрамович. — Потом они становились все более агрессивными, это были шесть часов настоящего ужаса. Они отрезали мне волосы, втыкали в тело шипы роз, резали кожу на шее, а потом наклеили пластырь на рану. После шести часов перформанса я со слезами на глазах, голая пошла навстречу зрителям, отчего они в буквальном смысле выбежали из комнаты, так как поняли,что я „ожила“ — перестала быть их игрушкой и начала управлять своим телом. Я помню,что, придя в отель в этот вечер и посмотрев на себя в зеркало, я обнаружила у себя прядь седых волос».

abramovich-2

Почему же люди делают такие вещи (с другими или с самими собой, или вот с Мариной Абрамович)? Неужели люди злы? Нет, не злы — но они любопытны. Мы — гоминиды, потомки человекообразных обезьян, и переняли от них любопытство и исследовательский дух. Поэтому в природе человека заложена склонность проверять границы до тех пор, пока их не нащупаешь. А если границ нигде нет, то человек будет юзать ближнего своего до тех пор, пока совсем не смылит в ноль.
И ещё важное: в перформансе Марины Абрамович одним из условий было озвучено: «Моё тело (на время перформанса) — объект». То есть, не обладает собственной волей, субъектностью, способностью говорить «нет» тому, что неприемлемо. А с объектом субъекты не церемонятся. В конце концов, никто не извиняется перед стулом за то, что задел его ножку? Или перед чашкой, что уронил её (или даже разбил)? Вещи можно портить и ломать, а ответственность за их порчу если и наступит, то перед их хозяином (т.е., субъектом).
И когда вы позволяете проделывать с собой то, что неприемлемо, вы себя обращаете в объект, вещь, предмет для использования. И кого же винить за то, что с вещью обращаются так, как обращаются с неодушевлёнными предметами?

Ключевой инструмент при выстраивании границ — это слово «нет». «Нет» говорится тому, что неприемлемо, что человек не будет делать, во что не станет вовлекаться. Или другая сторона той же медали — слово «да». «Да, я так хочу». «Да, я это сделаю». «На том стою и не могу иначе». «Здесь будет город заложен, отсель грозить мы будем шведу». «Это будет сделано». «Я сказал».
Но просто говорить — только воздух сотрясать. Важно устоять на заявленных позициях, превратить слово в дело. Своей субъектностью изменить объектный мир. Именно это и делает человека субъектом.

300-let

Здесь будет город заложен. Я так решил. И так будет.

Раз и навсегда установить границы — нереально. Любой новый участник общения непременно будет искать, где границы проходят и проверять их на прочность. Поэтому-то границы не устанавливаются «снаружи», а могут быть удержаны только «изнутри», волей и решимостью человека. «Я — вот таков». «Вот это и это для меня важно». «Я сказал».
Так что ещё раз повторю: удерживать свои границы — ответственность самого человека. Никто за нас это не сделает.
Но чтобы их удержать, нужна внутренняя сила, прокачанная личность.

Мечта всех инфантилов — попасть в такое место, где границы будут удерживаться сами по себе, где никто меня не обидит, где будет само по себе становиться комфортно и безопасно. Но это неправильно и нездорово! Биологи установили, что в слишком комфортной среде, где уничтожены все-все бактерии и вирусы, падает иммунитет человека. Там, где нет естественных врагов, слабнет биологический иммунитет, а там, где регулярно физическое тело испытывается на прочность (естественно, незапредельными нагрузками), иммунитет прокачивается и готов отразить серьёзную опасность, если она возникнет. То же и с «психологическим иммунитетом» — в среде, где все чересчур деликатны, не соприкасаются и не воздействуют на других, личность становится слабой, изнеженной и неспособной постоять за себя.

И психологическая терминология — она о том, как человек обходится со своими границами и с поведением других. «Открытые границы» — о, заходи, я рад каждому встречному и уверен, что никто мне не сможет навредить, я достаточно силён. «Закрытые границы» — «я напуган и подавлен, я слаб, мне кажется, что люди опасны, поэтому я никого к себе не подпущу (на всякий случай)».

Я радуюсь, когда в процессе психотерапии клиент научается говорить мне «нет». Это значит, что и его «да» теперь будет более весомым. Мне гораздо более безопасно, когда я знаю, что на согласие человека можно опереться, что оно искренне (а не трусливое и вялое, данное только из страха — что его бросят, накажут, обругают, лишат общения и т.п.)

Границы — это ведь очень удобная и прагматичная вещь для всех участников общения. Если человек умеет говорить «нет» и говорит его веско, защищая свою волю, это ведь действительно, всерьёз удобно для всех участников общения. Да-да, и для того, кому сказали «нет» — тоже удобно и безопасно. В этом случае один не окажется поранен, а другой не станет насильником (принуждая партнёра по общению к тому, что для него неприемлемо).
То есть, хорошие границы — это средство безопасности. Для всех участников общения. Чрезмерная покладистость провоцирует на худшее. Если агрессор не встречает отпора, то продвигается вглубь территории всё дальше и дальше. А все мы, потомки человекообразных обезьян, ещё и очень агрессивны — это нормально и правильно (про агрессию я ещё напишу потом). Так что это два балансирующих инструмента общения: агрессия и границы. Если они оба проработаны, то общение и взаимодействие становятся эффективными и приносят участникам большое удовольствие.

abramovich-3

Когда Марина Абрамович уходила с перформанса, люди старались не смотреть ей в глаза — им было стыдно за всё то, что они творили с ней. Они обходились с ней, как с объектом, а она была субъектом. Это стыдно, неправильно, некрасиво. Это травмировало не только саму «жертву», но и «насильников» — тех, кто с ней такое творил. И Марина своей художественной работой показала, что защита границ человеческой личности — важный элемент в том, чтобы людьми могли оставаться все: и те, кого могут обидеть, и те, кто обижает.

Но главная, ключевая ответственность за защиту собственных границ по-прежнему лежит на самом человеке.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления