Ждать ли вдохновения, чтобы начать действовать?

zdu-vdoxnovenijaМы меняемся от наших действий. В нас (и в мире вокруг нас) приходят изменения от того, что мы что-то ДЕЛАЕМ. И знаете что? Иногда не столь важно, с какими чувствами мы делали то, что делали. Важно то, что действие было всё-таки совершено и от этого изменился мир (ну или мы).

Помнится, как-то раз сидели мы с подругой, беседовали о вечном — ну, то есть, о том, как похудеть. И в ответ на какую-то мою, казалось бы, банальную реплику, подруга ужасно удивилась: да? а я думала, люди худеют от позитивного настроения — а от депрессий и подавленности, напротив, толстеют.
Нет, милая моя, ответила я. Худеют люди от того, что съедают меньше калорий, чем тратят с физической активностью. А какое настроение у них — ну, тут как повезёт. Фраза про «в Освенциме толстых не было» — вот как раз про это. В Освенциме, как легко догадаться, и с позитивом было не очень. Зато калорий людям выдавали не столько, чтобы жирок нагулять — вот там и не было толстых. То, как мы ЕДИМ, то есть, наши действия — да, завязано на позитив, на пищевое поведение, на психологию. А ТОЛСТЕЕМ мы от калорий. Пока мы не в Освенциме и можем на карманные деньги свободно купить беляш и мороженое, пищевое поведение точно будет связано с похудением: сколько еды в результате твоего поведения оказалось в твоем желудке, столько веса ты наберёшь (сбросишь). Но организму, если честно, в целом плевать, как в него попала пища: в результате ли весёлого застолья на дне рождения любимой бабушки, или после одинокого печального вечера с заеданием несчастной любви, когда был опустошён холодильник и доставка пиццы приезжала дважды.

Читать далее

Мама, папа и моя низкая самооценка. О благих намерениях

samootsenkaХотела написать о том, как бороться с установками. Но сперва — о том, откуда они берутся. Это важно.
По моим наблюдениям, большей частью ключевых установок, определяющих отношение к самому себе, человек обязан добрым намерениям своих родителей. Я настаиваю: в большинстве случаев намерения были именно добрые. Но вышло… уж что вышло.

Давайте примем за аксиому, что большая часть родителей собственным детям желает добра. Правда, с некоторой поправкой: такого добра, как сам родитель это понимает и в такой форме, в какой родитель умеет его дать. А все мы люди, все ошибаемся, и родительское «добро» не всегда осчастливит ребёнка. Не говоря о том, что и в социальных взаимодействиях люди в нашем обществе обычно совсем не специалисты. Поэтому иногда только диву даёшься, каких только диких вещей родители не вытворяют с детьми «ради их собственного блага» (и насколько долго это потом приходится разгребать психологу).

Тут и принуждение к полезному из-под палки («пока гаммы не отыграешь, гулять не пойдёшь!»; «Никакого тебе театрального кружка, пока не исправишь двойку по алгебре!»), тут и строжайшие родительские запреты всего («чтобы ровно в девять вечера дома была! ишь, шалава, накраситься она вздумала — смотри у меня, в подоле не принеси»). Про применение насилия и рукоприкладства я просто промолчу (это отдельная большая и очень болезненная тема).

Но страшнее всего, конечно, так называемые генерализации, то есть обобщения: «Ну как ты посуду помыла, криворукая? Ничего ты не умеешь, кто тебя замуж возьмёт». То есть, на основании очень и очень частного случая, абсолютно разовой ситуации (сегодня девочка плохо вымыла чашки) делается глобальный и всеобъемлющий вывод о полной никчёмности в какой-то области («плохая хозяйка»), а то и о человеке в целом («кому ты такая нужна будешь?»). И ведь, что характерно, через годы эти дурацкие плохо вымытые чашки забудутся и совсем сотрутся из памяти у всех участников истории — да что там, через пару недель про них никто не вспомнит. А унизительный вопрос «да кому ты нужна такая?» девочка вполне может через всю жизнь пронести. Нет, серьёзно — это встречается гораздо чаще, чем кажется.

Ребёнок ведь приходит в этот мир, не зная, как он устроен. И во всём полагается на родителей: в том, что они накормят досыта (и не ядом), что они научат правилам выживания и сосуществования с другими людьми в социуме. И что расскажут, кто я такой, что могу, на что не имею права, и кто такой я есть. Позже, в юности молодой человек или девушка отправится самостоятельно искать своё место в мире, добиваться успехов и строить собственную жизнь. А до тех пор азы мироустройства ребёнку должен кто-то преподать. И это будут те, кому он доверяет. Родители.
А родители, вместо того, чтобы учить совершать правильные поступки (то есть, решать ситуационные задачи вроде мытья чашек и возвращения домой не поздно) рубят с плеча и выдают глобальные унижающие обобщения: ты тупая. Ты ленивая. Ты грязнуля. Ты неумёха. Ты шалава. С тобой невозможно договориться. У тебя тяжёлый характер. Ты жадный. Ты неблагодарный и маму не ценишь.
(И вот на этом месте читателю самое время покрыться крупными каплями пота и с ужасом осознать, что именно мама и папа научили его думать о самом себе в тех самых уничижительных и оскорбительных выражениях, которые он сам себе не устаёт повторять: дурак ты. Бесполезный болван. Снова не справился. Вот всё у тебя так. На работе от тебя никакого толка. Кто на тебя, страшилу, клюнет. Ты тупица и ничтожество…)

Читать далее

Почему так непросто менять убеждения, которые нам вредят

noz(Начало здесь)

Ну хорошо, если всё так просто, если надо просто поменять неправильное убеждение, то зачем вообще огород городить? Просто перестать думать: «я самый плохой и презренный в мире человек», на это три минуты надо. А почему психотерапия продолжается так долго, о чём вообще можно часами разговаривать с психологом, неделя за неделей? Если дело в простой формуле: «Я плохой, ужасный!» — «Нет, ты вовсе не плохой и ужасный»? Услышал — и побежал окрылённый, и больше не думаешь о себе плохо. И правда ведь, чувствуя себя хорошим человеком гораздо легче и приятнее жить?

Почему вообще человек не отказывается от очевидно ошибочных убеждений, от которых один вред и неприятности? (Я тут пишу об убеждениях, касающихся самооценки, но принцип один и для научных, и для жизненных идей). Зачем же нужно так цепляться за очевидно ошибочную точку зрения?

Вариантов несколько:

  • Страх неизвестного
  • Непривычность (человек не умеет действовать по-новому)
  • Лояльность и суеверие
  • Ловушка вклада

А подробнее объяснить, что значат все эти пункты?

Читать далее

Привычные убеждения, которые нам вредят

privychka
Регулярно встречаю людей, которые, однажды сформировав убеждение о себе и мире (и своём месте в мире), только на него и опираются. Годами, десятилетиями, всю жизнь. Нет, простая истина о том, что «за время пути собака могла подрасти» — не действует. Например, я встречала девушку, которая в родной семье считалась «умной», а её сестра была «красивой». Жизнь меняется, через годы «умница» выросла в красивую молодую женщину, а «красавица» после нескольких родов весит 150 кг, но такие мелочи совершенно не влияют на семейный расклад: одна у нас умная, вторая красивая, как в детстве было, так и сейчас есть. Не перестраивать же из-за такой ерунды всю сложившуюся 30 лет назад систему отношений, правда?

Часто люди больно бьются о реальность, пытаясь засунуть живого человека (себя или другого) в воображаемую матрицу «правильных» отношений. Реальность не поддаётся (она-то не обещала соответствовать выдуманным верованиям), человек в выставленные ограничения не влезает, но не унимается: наверное, я просто плохо стараюсь, надо поднажать и действительность покорится мечте.

Вот, например, поразительно частая картина на приёме у психолога.

Читать далее

Психология везучих людей: как они это делают?

vezunchikМоя преподавательница любила говорить: «Везёт тем, кто сам себя везёт». Всё так, трудолюбие, настойчивость и самостоятельность важны, однако — вот почему одним регулярно выпадают счастливые случаи и удачные знакомства с интересными людьми, а другие так всю жизнь за печкой и сидят? Чтобы «самому себя везти», всё-таки нужно «впрячься в правильную телегу», а откуда она у обычного человека?

Кажется, я кое-что поняла. Сейчас всё объясню, только сперва расскажу про один эксперимент по психологии внимания.

Читать далее

Предупреждения о неочевидном

vedma-i-rusalkaВ последнее время на консультациях часто чувствую себя ведьмой из мультфильма про Русалочку. Потому, что регулярно предупреждаю клиентов о возможных последствиях их желаний и объясняю, чем им придётся заплатить за новые ножки возможность получить то, о чём мечтаешь.

И обычно это недёшево.

«Да, ты можешь получить возможность опять любить. Для этого просто нужно вернуть возможность чувствовать. Только вместе с этим вернётся и возможность снова ощущать боль утраты, если любовь ты потеряешь. И нет, гарантий от потери тебе не даст никто на свете. И я не дам, я не Господь Бог. Ведь твой возлюбленный может тебя разлюбить, может уйти к другой или просто попасть под трамвай — так или иначе, но шанс его потерять есть всегда. И да, тебе тогда будет так больно, что и вообразить невозможно. Чем сильнее любила, тем больнее будет терять. Так что если ты просишь вернуть себе чувствительность и возможность снова любить, подумай трижды. Я предупредила.»

«Да, ты можешь выбрать никогда не испытывать боль. Тебе будет не больно от обиды, спокойно после утраты, приемлемо после развода, нормально в обществе полных неадекватов. Ты будешь спокойным и неколебимым внутри и снаружи. Вот только расплатишься ты тем, что будешь жить в неправде и утратишь возможность получать от своей внутренней боли сигналы, что что-то пошло не так. Боль — это дар. Она предупреждает нас о беде и опасности. Так что ты можешь отказаться от этого божественного дара, имеешь право. Но придётся заплатить жизнью в иллюзиях и тем, что внутренний голос боли не предупредит тебя о приближении реальной опасности».

«Когда ты возвращаешь себе возможность чувствовать, снова ощущать этот мир, это больше всего похоже на восстановление тканей тела после сильного обморожения. Когда обмороженные до состояния чурбачков руки, потерявшие чувствительность, помещаешь в тёплую воду, то сперва чуть покалывает, а потом каааак становится больно! Наваливаются острые, очень сильные ощущения, ничего, кроме боли. А чувствительность и способность воспринимать тонкие оттенки этого мира (не только болезненные, но и приятные) вернётся ещё очень не сразу. Процесс восстановления живых чувств неприятен и мучителен. Вернуться в мир живых недёшево, и, в первую очередь, по затратам душевных сил. Да и потом, по возвращении чувствительности, никто не застрахован от ломоты в обмороженных конечностях или фантомных болей.»

Я не могу не предупреждать клиентов о том, что получить ими желаемое — недёшево, трудно и больно. И само желаемое тоже не будет чистым, светлым счастьем. Быть живым означает ощущать не только удовольствия, но и горе утраты.

Я не могу не предупреждать. Я знаю. Просто я сама через это всё прошла. А теперь вот предлагаю этот же путь другим людям.

И предупреждаю: будет непросто.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления

Эда Ле Шан «Я никогда больше не буду толстой» (рецензия на книгу)

Я всё думала — откуда мне так знакома фамилия автора? И только после того, как начала читать, я осознала: да это же та самая Эда Ле Шан! Детский психолог, её бестселлеры и на русский переведены, например, «Если ребёнок сводит вас с ума». Классик детской психологии, корифей и авторитет с мировым именем. И она написала книгу о собственном опыте похудения.

Долгие годы Эда была полной (см. фото ниже), располнела она в 9 лет и с тех пор безуспешно пыталась стать стройнее. И вот в 54 года, когда она уже была авторитетным психологом и мамой взрослой дочери, она приехала в клинику Дарем, специализировавшуюся на похудении.

Скажу сразу: более полезного, разумного и ценного обсуждения психологии похудения, чем в этой книге, мне ещё не попадалось (хотя, честно говоря, обложка совершенно дурацкая — безликое стоковое фото неизвестной девицы с сантиметром). Причём сама методика сброса веса как раз спорна и не факт, что лично мне бы она подошла — рацион состоит практически из одного риса с фруктами и овощами, плюс большие кардио-нагрузки: худеющие только и делают, что гуляют по окрестностям. Зато Эда Ле Шан показала себя до мозга костей психологом: она описала и осмыслила свои переживания и те трудности, с которыми столкнулась в процессе превращения из пухлой дамы-колобка в весьма красиво-фигуристую женщину.

Читать далее

Зачем психолог спрашивает про чувства?

chto-ya-chuvstvuyu

Время от времени приходят клиенты, которые хотят из психотерапии выжать максимум конкретики.

  • Им нужны гарантии: «Как вы мне гарантируете, что я повышу самооценку?»;
  • Они хотят построить план и по нему двигаться (а если в установленное время не достиг намеченной цели — уволить психолога!);
  • Они искренне не понимают, зачем психолог разводит всю эту муть про чувства («а что ты чувствуешь сейчас?», «что с тобой происходит?», «о чём эти слёзы?», «расскажи побольше о своей злости» и так далее);
  • Они пытаются «поговорить о деле» с психологом вместо того, чтобы обсуждать чувства-эмоции-переживания.

И действительно — ну вот зачем сопли сосать, рассказывать, что я чувствую и переживаю, если понятно, что надо решать проблемы: вот нет у девушки в жизни молодого человека — научите, как найти парня. Как построить с ним отношения, а потом чтобы брак, семья, дети. С мужем тоже: как надо поступать, чтобы муж делал, как надо (то есть, не огорчал меня и не бросал), ну есть же какие-нибудь психологические штучки, способы влияния, «тайные кнопки» для человека! Дети: ну почему они ведут себя не так, как положено (то есть, не так, как я от них ожидаю), почему не слушаются, не учатся, дерзят, огорчают и вытворяют незапланированные гадости. Вот они, реальные проблемы, а тут психолог со своим бесполезным: «что с тобой сейчас происходит?». Да какая разница, что со мной сейчас происходит — дело надо делать, проблемы решать, а мои чувства сроду никого не интересовали, так нечего и начинать.

Не так.
Вот совершенно не так.

Читать далее

Внутренний Ребёнок и Внутренний Родитель: зачем они нужны и как общаются

velosipedist
Сцена, которая (с вариациями) регулярно разыгрывается в кабинете психолога.
Клиент: Помогите, я хочу изменить кое-что в себе. Я ленива, я не могу собраться, постоянно опаздываю, до глубокой ночи туплю в интернет, очень поздно ложусь спать, а поутру не высыпаюсь. И вообще: я могла бы гораздо лучше работать и намного меньше тратить времени на фигню! Помогите стать более эффективной, больше успевать и меньше лениться!
Психолог: Скажите, а работу-то вы любите?
Клиент: Нет… Я не люблю свою работу, но это совсем неважно! Научите, как себя заставить!!! Чтобы и на работу не опаздывать, и выполнять рабочий процесс на отлично, и чтобы свободное время проводить разумно. Я ведь и после работы могла бы много полезного сделать, но только туплю в соцсети и развлекательные сайты…
Психолог: А чем вы занимаетесь для себя? Для удовольствия что делаете?
Клиент: Ну… Да, собственно, и ничего. Днём — работа-работа-работа, вечером — бытовые дела по дому, для себя остаётся только интернет, и то после полуночи, когда все лягут. Я сама поэтому ложусь в три ночи и постоянно сонная днём. Но ведь это неправильно! Я хочу жить эффективной жизнью и больше успевать! Просто не получается… Поэтому вы мне скажите: КАК. СЕБЯ. ЗАСТАВИТЬ.

Не всегда клиентский запрос звучит именно так, но суть всегда одинаковая: вот я занимаюсь неприятными вещами (скучными, нелюбимыми, мотивации на них нет, конца-краю им не видно). А ты, психолог, помоги заставить и принудить себя, чтобы делать то, что запланировано, с огоньком и всегда на 100%.

Читать далее

О поисках жалости

marlaКупила книгу Брене Браун (той самой, которая прославилась своим выступлением на ТЕД об уязвимости). Новая книга — о стыде и его переживании. Открываю на первой попавшейся странице — а там пассаж о поисках жалости. И зацепил он меня.
Вот процитирую:

Другая сторона медали — это когда мы сопереживаем человеку, который просит о жалости. Проблема сложная. Жалости ищут, когда чувствуют примерно вот что: «Пожалей меня, ведь я единственный, с кем это случилось» или «Моя ситуация самая ужасная, хуже нет ни у кого». Это, естественно, вызывает разобщение и отторжение. Люди, ищущие жалости, не хотят эмпатии или признания того, что подобный опыт — общий: они ждут подтверждения своей уникальности. Когда я на своих семинарах говорю на тему поиска жалости, участники обычно начинают волноваться и раздражаться. Я давно научилась разряжать атмосферу, для этого нужно просто спросить: «Кто из вас знает человека, который ищет жалости, и сейчас, когда я говорю об этом, представляет себе этого человека?» Неизменно по всей комнате поднимается лес рук — участникам не терпится поговорить о том, кого они вообразили и о том, как этот человек их раздражает.

Ух ты, подумала я, прочитав этот абзац. То есть, это не только в рунете встречается — когда человек жалуется, а за ним гонится улюлюкающая толпа, кидается какашками и вопит: «Распни его, распни». То есть, неприязнь к человеку, который публично признался: вот, мол, хреново мне — это не только отечественная черта, вон и американцы своих несчастных как шпыняют. Причём прямо на семинаре по раскрытию собственных чувств и ранимой души у самой известной Брене Браун.
Тогда как у меня лично поиск жалости — это абсолютно не про манипуляцию, не про пресловутое «битьё на жалость», не про вымогательство. В нашем (и, как теперь понятно, не только в нашем) обществе просить о жалости настолько не принято, что человек должен до серьёзных глубин страдания дойти, чтобы открыться в том, как же ему хреново. (Чтобы после этого получить крепких люлей от ближних: а ну не ной, не ной, соберись, тряпка, зажми жопу в кулак и иди вкалывай! Другие вот справляются же!!!).

Да, другие справляются. И да, я практически всегда готова признать, что мои проблемы, приводящие меня в отчаяние — не уникальны. Я в курсе, что на мне свет клином не сошёлся, и неуникальность меня даже и не огорчает. Просто когда я признаюсь в своих проблемах — я расписываюсь в том, что я с ними не справляюсь. Ещё раз: Я. НЕ. СПРАВЛЯЮСЬ. Со своими неуникальными проблемами не справляюсь я. И мне хреново. И мне нужна поддержка. И пусть мой опыт — общий, и пусть сотни и тысячи миллионов уже страдали аналогичным образом — с какой стати мне делать вид, что мне не больно, когда мне больно, и прикидываться, что я не нуждаюсь в поддержке и, чёрт подери, в жалости — КОГДА Я НУЖДАЮСЬ. Я НУЖДАЮСЬ. Я. ПОТОМУ ЧТО СЕЙЧАС Я НЕ СПРАВЛЯЮСЬ. И аргумент «ко всеобщему» («А вот у всех!… А чего тогда ты!…») — мне совершенно не указ.
Брене, ты не права.
Пожалуйста, не надо так.

Это жестоко и очень, очень больно — оставлять людей без поддержки на основании того, что «мы не жалеем тех, чьи проблемы неуникальны».
Да, есть манипуляторы и есть лжецы. И есть те, кто паразитирует на человеческой жалости и питается живыми эмоциями поддержки (вспомнить хотя бы начало «Бойцовского клуба», где Марла и Джек делили группы поддержки: «Ты возьмёшь себе мозговых паразитов, а я — рак яичек»). Такие точно есть. Но насколько жестоко из-за того, что манипуляторы существуют — оставлять без поддержки и жалости тех, кто в ней реально нуждается. Ведь из-за того, что по вагонам метро ходят профессиональные калеки и собирают денежки с сердобольных пассажиров, мы не лишаем пенсии всех инвалидов? Это было бы нечестно и несправедливо.

Иногда все мы бываем маленькими и слабыми. Иногда все мы не справляемся.
И мне было бы очень больно жить в мире, где нельзя попросить о жалости, когда мне она нужна.

Понравилась статья? Хотите получать новые тексты по e-mail?
Подпишитесь на обновления