За что платят психологу

za-chto-platyat-psyhologuНекоторые клиенты упоминают, что скрывают от родных сам факт походов к психологу.
Я привыкла, что общение со мной — часто чья-то тайна.
Ну да, работа такая.
Потому что родные часто то обесценивают (меня и мою работу), то насмехаются (над клиентом) — дескать, что ты, сам не справляешься? Ахахаха.

Недавно одна клиентка процитировала свою родственницу. Родственница ей сказала: дескать, зачем тебе к психологу ходить? Ты лучше эти деньги мне отдай, я тебе сама всё и так расскажу — что делать, как правильно жить.

Граждане.
Не могу молчать.
Психологу не за это деньги дают. Не за то, что он что-то скажет (он, может, и не скажет — есть куча техник, основанных на молчании).
Психолог — он вообще про другое.
Читать далее

Страх ошибки и родительские указания


krik-uzhasaОДНА ОШИБКА — И ТЫ ОШИБСЯ

Один из очень частых клиентских запросов — это «Как мне сделать то-то и то-то, я почему-то совершенно не могу!».

Действительно, интересно. А как вы это делаете, расскажите?

Ну… Я давно поняла, что мне нужно сделать вот так-то и так-то. Собрала информацию, обдумала. Вроде бы, у меня должно всё получиться — работаем! Вот это самое так-то нужно мне для карьерного роста. А то-то — просто улучшит качество жизни. Другие люди, очень похожие на меня (то есть, совсем меня не лучше) уже давно сделали так-то, добились того-то и благоденствуют. А у меня почему-то не выходит. Я уж и  так и этак — не получается.

Простите, то есть, в смысле, вы берётесь — и не выходит?

Нет, я даже не берусь.
Читать далее

Отрицание: психологическая защита, которая оставляет нас в пустоте

pustota

Когда я училась на психфаке, ещё на первом курсе нам сказали, что два самых распространённых способа самопомощи в народе — это:

  1. Сделать вид, что того, что было — на самом деле не было
  2. Сделать вид, что того, что ты чувствуешь — ты на самом деле не чувствуешь

Это потом уже стало известно, что это за психзащита (она называется отрицание, если кому интересно; считается примитивной, потому что пытается попросту вытеснить из мира неприятные факты и явления).
Это потом нам всем рассказали про газлайтинг (и в кино показали).
В народе же всё по-простому: «Ты всё придумываешь, не было такого» — говорят на любые неприятные или не укладывающиеся в картину мира факты.
«Ничего каша не невкусная, ешь давай» — это мама. «Да что ты выдумываешь, нормальный свитер, ничего он не колется» — бабушка. Потом были «ничего он на тебя не странно смотрит, не выдумывай», «Не могло такого быть, да что ты такое говоришь».

Читать далее

Черно-белое мышление: незаметные установки, которые отравляют всю нашу жизнь

chernoe-i-beloe

«Делай хорошо, плохо само получится» — одна из любимых поговорок моего отца.
И в самом деле, это же крайне логично звучит: надо делать правильно. Неправильно делать не надо. Нормально делай — нормально будет. А будешь делать плохо — выйдет фигня какая-то.
Проблема начинается в тот самый момент, когда что-то стало «само плохо получаться». Вот изначально цель была благая, а вдруг случилось что-то. Рука сорвалась, криво написалась буква, неровно пошла строчка на шитье, на носу вскочил прыщ в день праздника, как-то сама собой съелась конфета на пятый день строгой диеты…

О, вот на примере конфет и диеты я всё и поясню.
Итак, исследователи Дж. По­ливи, П. Хер­ман и Р. Део в 2010 г. выяснили, что если участники эксперимента, ограничивавшие себя в еде, думали, что сорвались с диеты — они потом начинали вообще активнее переедать. Исследователи назвали этот стиль поведения «Эффект «какого чёрта!»». В нашем народе такой эффект срыва тоже прекрасно известен, даже без западных исследователей — просто мы называем его «сгорел сарай, гори и хата».
Ну, то есть, раз всё равно что-то пошло не так — какого чёрта, зачем вообще стараться, зачем доделывать хорошо, раз что-то получилось плохо?

Читать далее

Что же делать, если мама в детстве тебя недолюбила? (где взять безусловное принятие для себя)

obnyan-sebya (2)

Давно было пора получить по этому вопросу прямые и чёткие инструкции.

А то так-то практически каждый соглашается с идеей: да, надо полюбить себя. Надо. Но, чёрт подери, КАК? Как же это делается?

Идиотские советы вроде «покупай себе вкусняшки» или «принимай ванну с ароматическими солями» проблему радикально не решают. Потому что любить себя важно даже в кризисной, критической ситуации — а в тот момент, когда тебе хамят соседи или орёт начальник, отвлечься на приём ароматической ванны не очень возможно.

Я чуть более глобально зайду. Про сам принцип любви к себе, не конкретные приёмчики — это частности, их можно легко набрать.

Читать далее

Всемогущий контроль: психзащита для самых слабых и беспомощных

kontrol

Все думают, что контролирующие — грозные командиры. А на самом деле склонные к контролю обычно выглядят жалко и слабо. Вот казалось бы — тот, кто претендует на контроль над другим или над миром, должен быть суровым, сильным и неумолимым. Но, вообще-то, это не так: приверженцы этой психологической защиты обычно измучены до последней степени, задёрганы и мало что могут. Не могут они даже того, что, казалось бы, полностью в их силах.
Как так?
Сейчас расскажу.

Для начала — в чём состоит психологическая защита, которую называют «всемогущий контроль»?

Читать далее

Не хочу. Но буду. Или как совладать с эмоциями

Little boy crying

Знакомая картинка: в магазине очередная усталая мамочка полузадушенным шёпотом орёт на маленького ребёнка (3-4 годика). Окружающие подчёркнуто холодно обходят их по дуге и поджимают губы. В их молчании слышится столь отчётливое осуждение, что бедная мама вжимает голову в плечи ещё глубже, и шипит на малыша отчаяннее. Тот горько рыдает.
Ооо, знакомая картинка, уж сколько таких я видела.
Даже могу примерно, поэтапно, пересказать, что тут случилось:

  • Сперва мелкий сделал что-то не то (пытался стащить несанкционированную игрушку с полки, убежать, заныть или как-то ещё усложнить маме поход за покупками)
  • Мамочка попыталась мягко отнять игрушку и вернуть её на место, а ребёнка увещевать: не делай так, солнышко, это не наше, милый.
  • Ребёнок проявил стойкость и отказался поступать просоциально. На мамины уговоры — огорчился и зарыдал (и его можно понять: сейчас для него этот уродливый кусок пластика представляет огромную ценность; малыш очень искренен в своих желаниях и эмоциях).
  • Мама раздражается и уговаривает активнее, ребёнок погружается в отрицательные эмоции всё сильнее и всё горше орёт.
  • У мамы в какой-то момент раздражённость побеждает чувство вины и желание «всё сделать правильно» — и она срывается. Орёт на ребёнка или даёт ему оплеуху, или вырывает игрушку силой, и, злобно шипя, грубо волочёт ребёнка из магазина.
  • Градус детского горя поднимается ещё сильнее.
  • Мама чувствует себя виноватой и устыжённой, пытается скрыться с «места преступления». Она подавлена, она в вине и неврозе.
  • Ребёнок через некоторое время несколько успокаивается.
  • Чувство вины мамы зашкаливает все пределы и она пытается «загладить» свои «неправильные поступки». (Ребёнка-то она всё-таки любит). Обнимает малыша и клянётся себе: больше никогда-никогда-никогда! Я буду только хорошей мамой!!!

Ага, конечно.

Читать далее

Схема проработки обиды: из чего состоит обида, зачем нужна и как справиться с ней самостоятельно

Обида - сложное чувство

Обиду чаще всего человек скрывает не только от других, но и от себя. Обижаться стыдно и неловко. Ведь все знают: обиды надо прощать. Ну конечно, ведь на обиженных воду возят, обижаются только глупцы. Зрелый, разумный человек никаких обид ни к кому не предъявляет, не испытывает даже таких чувств. А кто (пока что ещё) обиду испытывает — пройдите эзотерический курс «Прости себя и других» и научитесь желать добра всем обидчикам. Ну, это если верить инстаграму.

Религия тоже призывает «прощать врагов» и молиться за них. Дескать, не ведают они, что творят, нужно быть выше этого и не держать камень за пазухой.Поэтому человек, испытывающий обиду, скорее всего дополнительно будет ещё переживать немножечко неловкости и стыда: как же это я так, нельзя обижаться, экий я неправильный. Незрелый, недуховный, недобрый. И, чаще всего, будет скрывать своё чувство не только от других, но и от себя. И не скажет психологу прямо: вот, мне обидно. А скорее всего будет доказывать: вот это и это — было неправильно, не по-справедливости. Вот этот и тот поступили со мной нехорошо, нечестно, не по-совести

.Вместо того, чтобы просто и честно сказать: «Мне обидно».

Что же такое — обида?

Это сложное чувство, состоит оно из, как минимум, двух элементов:

  1. слияния с другим человеком
  2. и нарушенных ожиданий (от другого человека ожидалось иного поведения или чувств)

То есть, хочется, чтобы другой человек свои чувства и действия поменял. И при этом желание не выражается прямо, в активной или агрессивной форме.

Запутанно звучит? Сейчас поясню.

Зачем люди обижаются?

Зачем люди обижаются

Чувство обиды таково, что его испытывают только к тому, кто близок, кому хоть в чём-то доверял и чего-то от него ожидал. Невозможно обидеться на постороннего или чужого: продавщицу в магазине, дворника, попутчика в вагоне метро. Они вам никто, вас с ними ничего не связывает. Вы не ждёте от чужих неважных вам людей ничего, кроме обычной стандартной вежливости. Как только возникает обида, то понятно, что от другого человека я чего-то ожидал, другой не оправдал моих ожиданий, и я на это — обиделся.

Например:

  • Я думала, что мне выпишут премию, а меня обошли! Я так старалась, так много вложила в проект, а никто этого не заметил. А Иванову премию дали…
  • Я так много делаю по дому: убираюсь, готовлю, мою, глажу, протираю — а все это воспринимают как должное. А я человек, а не гибрид посудомойки и пылесоса
  • Муж воспринимает меня как нечто само собой разумеющееся. Никогда ни цветочка не подарит, ни доброго слова не скажет. Как будто я пустое место.
  • Подруга мало уделяет времени, не желает общаться со мной, гулять, разговаривать, сидеть в кафе… Ей больше нравится торчать дома и смотреть свои тупые сериалы. Или гулять с Машкой, ещё одной подругой. С Машкой ей интересно, а на меня совсем наплевать.
  • Выросшие дети редко заходят к родителям. А как зайдут — посидят часик, и бежать. Не пообедают толком (а бабушка старалась, готовила), не побудут подольше. Не любят, не ценят, не заботятся.
  • Родители всегда были со мной жестоки. Они не воспринимали меня, как личность, не привили мне чувства собственной ценности, подавляли мои инициативы и не развивали мои таланты. Теперь я ничего не могу достичь в жизни и прозябаю на глупой нелюбимой работе.
  • Как он мог? Не ожидали от него такого поведения…
  • Обида на весь мир: почему одним всё, а другим ничего? Почему одни могут есть и не толстеть, а я считаю калории, как ненормальная? Почему кто-то имеет обеспеченных и любящих родителей и все блага с рождения, а я должен вкалывать, как ишак, чтобы просто не сдохнуть с голода?

Видите? Во всех этих ситуациях другие люди делают что-то не то, или чувствуют что-то не то. Я хочу, чтобы он поступал вот так и вот так, чтобы чувствовал ко мне вот то и это. А он делает не так (необязательно мне во вред — просто что сам считает правильным, то и творит). И меня не ценит, не любит, не уважает — а я так этого хочу!То есть, я обижаюсь, когда близкий мне человек делает что-то не то, чего я от него ждал и чувствует что-то не так, как я бы хотел. Недодаёт мне чего-то. Не соответствует моим представлениям о том, как всё должно твориться в мире.При этом важно: другой человек — близкий и чем-то мне дорог. Я не могу позволить себе жестоко с ним обойтись, выкинуть его из жизни. Нахами мне та же посторонняя продавщица — уж я поставлю эту негодяйку на место. Проигнорируй меня сотрудник госучреждения — я разозлюсь, могу наговорить агрессивных злых вещей или попытаться ему насолить (жалобой его начальству, например). А вот если проигнорирует меня моя мама или друг — мне будет обидно. Они важные для меня люди, я жду, что и я буду для них важен!

И мне обидно.

И что же делают обиженные? Правильно! Нет, не воду возят — они дуют губы, хмурятся, дефилируют перед обидчиком с мрачным видом и всячески демонстрируют: «Ну спроси меня, спроси, на что я обиделся! Давай, спрашивай»Зачем? Чего они добиваются?

Они хотят, чтобы другой человек свои чувства или действия изменил. И в надутых губах, понурых плечах, во взглядах исподлобья читается послание: «Мне не нравится, что ты делаешь. Я хочу, чтобы ты изменился. Чтобы дал мне больше того, на что рассчитываю я. Но скандалить и выбивать желаемое — почему-то для меня опасно. Чревато разрывом и полным расставанием. А это страшно и не хочется. Поэтому я буду молча и ненапрямую показывать, что мне плохо: ходить, надувая губы, делая печальный вид и изображая страдания. Если я тебе важен (а я надеюсь, что важен!), ты всё исправишь. Ты будешь чувствовать то, что я хочу и поступишь со мной так, как мне нужно».

Срабатывает ли это? Не всегда, конечно же.

Обида - это заблокированная прямая агрессия

Обида — это заблокированная прямая агрессия

Понимаете, обида — всегда удел слабого. Того, кто находится в отношениях слияния и не в состоянии их них выйти (не может, не хочет, боится и т.п.). В слиянии любое разногласие всегда чревато ужасным для слиянного последствием — разрывом, уходом и полной утратой отношений с другим человеком. Потерять отношения с тем, с кем ты в слиянии — очень страшно! Это слишком дорогая плата.Но… и действия другого мне не нравятся! Не нравится мне, как ведёт себя другой!

Поэтому обида — очень инфантильное, детское чувство. Ребёнок всегда слаб и всегда очень зависим от взрослого (по определению). Но чувства и эмоции у детей очень сильные и яркие! Поэтому ребёнок часто обижается: мама не сырники сготовила на завтрак, а блины — обида. Маша из детсадовской группы не хочет со мной играть, не делится куклами — обида. Папа обещал пойти в выходные в зоопарк, но не смог, вызвали на работу — обида! А что может сделать ребёнок, в самом деле? У него нет ни возможностей самому нажарить сырников (пока не умеет), самому купить билет в зоопарк (денег нет, и в одиночку в транспорт не пустят). И на поведение коварной, хотя и обаятельной Маши повлиять нет никакой возможности. Можно только надувать губы и показывать, как ситуация меня не устраивает.

Взрослый человек сам решает свои проблемы и сам обеспечивает свои потребности. У него есть силы и возможности. А если симпатичная Маша раз за разом игнорит — взрослый понимает: что же, похоже, я ей не так сильно и нравлюсь, как мне казалось. И, похоже, мне нужны другие подружки. То есть, даже и ситуацию с неустраивающими отношениями взрослый может решить самостоятельно.

Ребёнок же слаб и имеет очень мало своих ресурсов. Поэтому он исподволь пытается повлиять на другого. Но так, чтобы не испортить отношения окончательно. Поэтому приходится воздействовать слабо и пассивно. Способами непрямыми и манипулятивными.

Обижаются только на близких

Итак, ещё раз.
Обида — это когда:

  • Человек, с которым я в слиянии, мне чего-то недодал (чувств или действий)
  • Я страдаю и хочу, чтобы ОН изменился
  • Но сказать прямо — мне страшно (есть опасение, что другому не понравится и он уйдет, разорвёт отношения)
  • Так что я буду делать непрямые действия. Намекать. Пытаться влиять исподволь. Показывать, насколько я обижен и страдаю.

Поэтому да, обида — удел слабых. Удел пассивных агрессоров, манипуляторов. Людей, которые либо не имеют достаточно своих ресурсов, либо, как это называется у психологов, «не имеют доступа к своим ресурсам» — запретили себе, заблокировали. Руководствуются какими-нибудь нездоровыми установками вроде «нельзя разводиться, не могу оставить ребёнка без отца» или «если меня уволят, я никогда не найду нормальной работы».

Взрослый человек в норме имеет доступ к своей открытой агрессии. Это не всегда означает, что взрослый затеет драку и скандал, если ему что-то не нравится (скорее наоборот). Но это всегда значит, что возникнет не обида, а недовольство, раздражение, злость. Которые, кстати, в норме лучше бы выразить иным, необязательно агрессивным способом. Но если что-то взрослому не нравится, то нормальным чувством будет злость, а не укоризненная обида.

Поэтому если вы «ведётесь» на обиды другого человека — то вы тоже в слиянии. Вам тоже страшен разрыв или вам кажется, что вы имеете огромную власть над другим человеком.

Например, вот пример: пожилые родители донимают взрослого сына. Мама постоянно требует от него, чтобы тот приезжал на выходные на дачу («Отдохнёшь тут, воздухом подышишь!»). А тот знает, что выходной на даче — это каторжные работы с лопатой и тяпкой, и бесконечные мамины указания, где именно будем сажать редиску. Это не отдых, это ещё одна трудовая смена. Но сказать: «Нет, мама, не приеду» — тут же от мамы смертельная обида.

И сын, скрежеща зубами, едет тратить единственный долгожданный выходной, склоняясь над грядками с морковкой и укропом. Если бы взрослый сын отдавал себе отчёт, что для него кажется реальной опасностью «Мама обидится, будет страдать, у неё заболит сердце» или «Папа не будет разговаривать» — он бы понял. что сам в слиянии, что не чувствует себя вправе распоряжаться своими ресурсами и что родительское недовольство представляется ему смертельно опасным и пугающим. («Последствия моих действий будут страшны! Мама погибнет, если я не приеду!»)

А для маленького ребёнка картина болезни и смерти родителей — сильнейший страх, зашитый глубоко в бессознательном.
Ведь человечество в цивилизованных условиях проживает считанные десятки лет, а до того наши предки тысячи и миллионы лет жили в лесах. И тут для маленького детёныша остаться без родительской заботы и попечения — в прямом смысле означало гибель. Поэтому если на вас так легко повлиять чьей-то обидой — это знак некоторой инфантильности, незрелости, и, разумеется, слияния. Ощущение опасения «я не выживу один» (даже если вы взрослый дяденька 42 лет).

То есть, если вы ощущаете обиду — это показатель заблокированной прямой агрессии, непрямого конфликта. Значит, вы в глубине души уверены, что прямо заявить о своих потребностях или потребовать изменить поведение — вам нельзя! Опасно. Страшно. Будут УЖАСНЫЕ последствия (разумеется, в детском инфантильном представлении — ужасные). Грядёт разрыв, расставание, потеря, которые невозможно пережить (в фантазиях разрыв ужасен, конечно же). Поэтому всё, что остаётся — обижаться, манипулировать и пытаться ненапрямую повлиять на другого.

Отпустить обиду - значит повзрослеть

«Отпустить обиду» — значит повзрослеть

И ещё из ключевых характеристик обиды вытекает ещё одно интересное следствие. Раз ОБИДА = СЛИЯНИЕ + НЕПРЯМАЯ ПОПЫТКА ИЗМЕНИТЬ ДРУГОГО, то это значит:

  1. Обижаться на другого — один из способов сохранять связь с другим человеком после расставания и разрыва (например, способ не взрослеть и не проходить сепарацию для выросших детей; способ сохранять незримую связь с бывшим супругом в разводе; способ лелеять мечты о всемогуществе, планируя месть давнему обидчику и т.п.)
  2. Отказаться от обиды означает повзрослеть. Тут можно либо выйти из слияния и понять, что у другого могут быть любые свои планы на жизнь, не похожие на мои. Либо попытаться открыто выразить свои потребности, рискуя тем, что уже другой решит разорвать отношения. В любом случае, слияние автоматически разорвётся. Может быть, начнётся открытый конфликт, может — просто разрыв и расставание, но обиды и пассивной агрессии больше не будет.
  3. А вот советы «не обижаться» (т.е., не чувствовать свои чувства), «простить обиду» — они про инфантильность. Они призывают выбрать иллюзию слияния и отказаться от своих потребностей и притязаний. Наврать себе «да не больно-то и хотелось» («зелен виноград»). Проигнорировать свои желания, которые у вас есть и которые другой отверг. «Не обижаться» означает выбрать не взрослеть. Вообразить себя сверху и милостиво «простить», то есть позволить другому вести себя так, как он и без того собирался.
  4. У сильных и взрослых людей обид не бывает. Бывают разочарование, злость, ярость, конфликт, ссора и много других неприятных эмоций. Но ощущение обиды — признак внезапного приступа инфантильности. Накатывает ощущение, что на другого-то я рассчитывал (а он! как он мог!!!). И да, похоже, пора признать, что раз я обиделся — то я чувствую себя слишком слабым, чтобы принудить другого сделать так, как я хочу; поэтому обижаюсь.

Вот и получается: единственный способ справиться с обидой — повзрослеть. Пройти сепарацию. Смириться с фактом, что другие люди, даже самые близкие — не наши клоны и не наши игрушки. Иногда они хотят того, что нам не нравится. Иногда они не испытывают тех чувств, в которых мы нуждаемся (и, возможно, никогда не дадут их нам). И нам надо учиться жить с этим. И, как взрослым людям, самим обеспечивать свои потребности: искать новых друзей, не общаться с теми, кто нас не любит — и общаться с теми, кто любит.Именно это психологи имеют в виду, когда говорят «отпусти свои ожидания» — то есть, откажись от обиды, признай, что другой человек — ДРУГОЙ, он может никаким нашим ожиданиям не удовлетворять. Это может быть грустно и больно, но это реальность. Поэтому надо учиться выживать в таком мире. Отказаться от слияния и сепарироваться.Нет, никто не говорит, что это легко. Да, это опять предложение «нарисовать чёртову сову».

Как проработать обиду

Как проработать обиду

Шаг 1. Для начала — признаться себе в том, что вы обижены.
Даже этот шаг выполнить для очень многих — чрезвычайно трудно. Вместо того, чтобы сказать: «Я чувствую обиду», человек рассказывает, какие негодяи окружающие, как они нехорошо поступили, описывает несправедливости этого мира, сетует на злую судьбу, жалуется. Наглядно демонстрирует, насколько несправедливо с ним обошлись — ведь объективно несправедливо же? Однако в открытую претензий не предъявляет. Только мрачнеет, супится, страдает и жалуется.
Поэтому первым пунктом надо взять на себя ответственность за собственные чувства и сказать: Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ОБИЖЕННЫМ.
Отложить в сторону представления о справедливости / несправедливости. Может, другие и имели право так поступать, как они поступили. Но, в любом случае, я обиделся. На них и такое их поведение.

Шаг 2. Назвать вслух свои потребности.
Хотя бы самому себе назвать. И честно. Не так, как обычно: «В этой конторе, где я работаю, повышают только подхалимов и любимчиков» — ну и что? Да, нехорошая контора, а тебя лично почему так задевает заведённый у них порядок? Сформулировать запрос через «Я хочу получить» — опасно и больно. Даже если не начальнику в лицо его озвучить, а хотя бы самому себе вслух назвать. «Я хочу, чтобы мою работу признали ценной и важной, повысили мне зарплату и выдвинули на повышение вместо этой бездарности Иванова» — вот это совсем иначе звучит. Очень прямо — и поэтому довольно агрессивно. А для большинства «привычных обиженцев», как мы помним, стоит запрет на открытое проявление агрессии, поэтому и этот этап выглядит весьма пугающим и опасным. Что, вот прямо так и сказать, прямо о том, чего я хочу? Это нагло, грубо и некультурно. Фи. Давайте лучше порассуждаем об общей несправедливости этого мира и некомпетентности Иванова.

Шаг 3. С позиции взрослого человека принять решение о том, как поступить.
Взрослый человек обычно в курсе, что никто не должен исполнять его личные хотелки, что мир несправедлив, а люди эгоистичны. (Писатель Станислав Ежи Лец дал отличное определение: «Эгоист — это тот, кто думает о себе больше, чем обо мне». С этой точки зрения мир населён одними сплошными эгоистами, кошмар!). Взрослый человек — это тот, кто понимает свои (и чужие) границы и в состоянии взвесить и сопоставить свои и чужие ресурсы. И принять разумное зрелое решение: я борюсь или я смиряюсь. Бороться есть смысл тогда, когда в битве есть шанс победить (ну или цель настолько важна, что за неё не жаль и погибнуть с честью). А смириться и уйти от битвы — когда выигрыш невелик, а ресурсов на борьбу уйдёт больше, чем я могу себе позволить. (Например: «Да, меня в этой фирме не повысят, меня вообще несправедливо, по моему мнению, обходят с должностями и бонусами. Но до следующего года я не могу позволить себе уволиться: я мне ещё ипотеку платить и кредит за маму. Я нуждаюсь в этой зарплате. Поэтому буду вести себя вежливо, сидеть тихо, работать честно и понемножку искать новую работу»). Неприятно? Несправедливо? Ну да, если вы верите в это — то так оно и есть. Но этот мир не обещал вам, что будет соответствовать всем вашим представлениям о справедливости. Увы. Мы можем только выбирать, как жить вот в этих условиях, но не диктовать сами условия.
А дрянных мест работы и неблагодарных друзей — множество. Это не значит, что вы должны сохранять с ними связь, пытаясь выбить желаемое.

Проработать обиду — не означает «не чувствовать обиды», «смириться с несправедливостью» или, уж тем более, «полюбить обидчика». Это означает просто признать своё реальное место в мире, оценить свои возможности и решить, что именно я собираюсь делать со своей жизнью.

В реальном мире, а не в мире своих фантазий.
И вы не представляете, сколько энергии на реальную жизнь при этом высвобождается!…


Понравилась статья?
Чтобы получать свежие статьи психолога, подпишитесь на Telegram-канал

Где устанавливать личные границы и как их правильно защищать? (на примерах киноцитат из классических фильмов)

Как защищать личные границы и чем придётся за это заплатитьГде же нужно правильно проводить личные границы? Ответ: именно там, где вы считаете правильным их проводить. Ни больше ни меньше. Хотите вообще ничего не позволять другим людям — это ваше право.
И нет, вам не нужны на это специальные аргументы. Вы легко можете определить: моя граница проходит вот тут и тут, просто потому, что я могу её тут провести. Потому что. Без дальнейших обоснований.

Аргумент «просто потому, что могу» отлично показан в фильме (и повести Булгакова) «Собачье сердце»:
Читать далее

Как одной простой фразой вернуть себе адекватную самооценку по методу Милтона Эриксона


Милтон Эриксон - гений психологии ХХ векаЭта простая фраза не раз выручала меня, когда нужно было настроиться на выполнение работы, к которой я, как будто бы, готова, но очень взволновала и тревожусь, что не справлюсь.

Узнала я об этом способе давно, когда готовилась принять своего первого клиента в качестве психотерапевта. Это вообще ужасно волнующая тема — клиент! Живой! Платит мне деньги! За то, что я с ним работаю в качестве психолога! Настоящий живой клиент — это не то же самое, что тренировочные «клиенты» на обучении (психотерапевты, пока учатся, тренируются друг на друге, отрабатывают разные техники). Свои соученики — они в той же ситуации, что и я, они поймут и простят. А живой клиент — о, это такая ответственность! А вдруг я что-то сделаю не так, вдруг я причиню ему неудобства, обижу, раню, травмирую? Страшно же!

В общем, я волновалась и нервничала.

И тут мне на глаза попалась книга о проведении тренингов. Книжка была дурацкая, слова доброго не стоила, но в ней рассказывалась история о том, как к сеансам психотерапии готовился великий психотерапевт Милтон Эриксон.

Читать далее